alter_vij (alter_vij) wrote,
alter_vij
alter_vij

сегодня по старому стилю 100 лет со дня рождения Л.И.Брежнева
статья из "Лимонки" №148, август 2000-го


НАШ БОЕВОЙ ЛЕОНИД ИЛЬИЧ

Наверное многим из нас бывший генсек Леонид Ильич Брежнев запомнился кучей злотых звёзд, вставной челюстью, привычкой лобзаться и невнятной речью. Словом, этакой дряхлой, полубезумной пердилой. Однако в пердилу он превратился вследствие преклонных лет, а ведь задолго до этого в его судьбе была Великая Отечественная война. И следует заметить, что в отличии от бойцов ташкентского фронта типа яковлевых и окуджав, Леонид Ильич был боевым мужиком, знающим войну не понаслышке.

Тот, кто считает, что политотдел, где служил Брежнев, представлял собой нечто вроде филиала ташкентского театра военных действий, глубоко заблуждается. НА деле институт политических руководителей или политруков (с июля 1941 года- военных комиссаров) оказался одним из залогов нашей победы. И это не преувеличение, а неоспоримый факт. На войне политруку любого ранга чаще приходилось действовать штыком и прикладом, нежели мудрым и яростным словом большевика. Кроме того, его зоркий глаз должен был замечать всё, а чуткое ухо улавливать даже шёпот. К демократически настроенным военнослужащим – пораженцам, паникёрам, членовредителям и предателям, политрук не ведал пощады, тогда как честных и храбрых бойцов всячески поощрял и всем ставил в пример, случайно оступившихся отечески поправлял и направлял в нужное русло, вселяя уверенность в собственных силах и нашей неизбежной победе. В общем, не будь славных сталинских политруков, то победителем в войне, чем чёрт не шутит, могла бы оказаться и Германия.


Судить о том, как воевал Леонид Ильич по книге “Малая земля” не нужно, поскольку она написана толпой тех, кто лизал ему жопу. А какую мерзость жополизы могут сотворить с биографий любого человека, пояснять не надо. К счастью, в Подольском военном архиве в фондах 18-й армии, где Брежнев был начальником политотдела, сохранилось немало документов, в которых содержатся факты его участия в боевых действиях на Малой земле, и которые, по понятным соображениям, не могли быть использованы при написании брежневских мемуаров.


Кстати, история Малой земли – плацдарма на западном берегу Новороссийской бухты и южной окраине Новороссийска, захваченного в феврале 1943 года в результате десантной операции войск Северо-Кавказского фронта, исследована мало и поверхностно. Виной здесь суета всех тех же жополизов позднебрежневского периода, чьими стараниями словосочетание “Малая земля”, у нормального человека немедленно вызывало приступ рвоты. Тогда как по ожесточению и кровопролитию бои на малоземельном плацдарме, не уступали боям на ленинградском Невском пятачке, а возможно, что месилово на черноморском побережье было даже и покруче.

Так вот, Брежнев занимая высокую должность начальника политотдела 18-й армии, не отсиживался в тылу. Он часто бывал на Малой земле, причём не столько с целью агитации и пропаганды, сколько для того, чтобы лично вникать во все проблемы солдатского быта и по возможности самому нанести противнику ощутимый урон.

Однажды на тыловом складе Леонид Ильич обнаружил более 200 штук 37 мм миномётов-лопат с наменянным количеством осколочных мин (эта хреновина, умевшая одним концом копать, а другим – стрелять, поступила на вооружение стрелковых частей Красной Армии в июле 1941 года). Зная, что на Малой земле миномёт является очень грозным оружием, у Брежнева тут же появилась мысль усилить огневую мощь малоземельцев за счёт хитрых лопат. Правда, в войсках миномёт-лопату солдаты не любили, так как из-за отсутствия каких-либо прицельных приспособлений он кидал мины х.. знает куда. Тем не менее начальник армейского политотдела решил убедиться в последнем лично и организовал в районе Станички опытные стрельбы. За пару часов в сторону противника улетело около 1000 штук лопатных боезапасов. Сам Леонид Ильич выстрелил по немецким позициям до сотни осколочных мин. Результаты стрельбы остались неизвестными, но надо полагать, что в кого-нибудь да попали, поскольку фашисты не выдержали и пиз..нули из шестистволоных “ишаков”. Наши ответили им из полковых 120 мм миномётов и в районе Станички по обе стороны фронта забушевал огненный смерч. Брежнев прекратил свои опыты и мудро предложил бойцам и командирам решить вопрос о применении миномётов-лопат по своему усмотрению.

В другой раз Леонид Ильич присутствовал на допросе румынского “языка”, добытого нашими разведчиками на одном из участков плацдарма. Допрашивали румына в блиндаже, что было нехарактерным, поскольку, по свидетельствам ветеранов, гитлеровских союзников – румын, венгров, итальянцев и прочих, обычно допрашивали вне помещений, задавая вопросы издали, так как при пленении они обсерались. А тут мамалыжник попался то ли слишком идейный, то ли сильно контуженный, но говном от него не воняло, секретов он не выдавал и держался вызывающе, дерзил и обзывался. Брежнев не стерпел наглого поведения врага, схватил чью-то каску и так отху..ил ею румына, что тот мгновенно стал шёлковым и выложил все военные тайны, которые знал.

Какой-то козёл донёс в политуправление фронта о том, что политический руководитель 18-й армии избил военнопленного. Поступок, “бросающий тень на высокое звание советского воина” стал предметом служебного разбирательства. Кое-кто даже предложил разжаловать полковника Брежнева до звания лейтенанта и направить в штрафбат. Однако начальник фронтового политуправления оказался настоящим большевиком – умным, чутким и справедливым. Он объявил Леониду Ильичу строгий выговор, напомнив об необходимости гуманного отношения к пленным.

В канун Новороссийской наступательной операции Северо-Кавказского фронта Брежнев постоянно находился на передовых позициях малоземельцев. В один из дней, когда он агитируя, брызгал в окопах слюной, противник предпринял разведку боем. До роты фашистов при поддержке трёх танков перешли в наступление в районе Федотовки. Далее цитиру. По бесхитростному донесению командира батальона на участке которого случилась атака: “В отбитии (так в тексте – В.С.) наступления немцев активное участие принимал начальник политотдела 18-ой армии полковник тов. Брежнев. Расчёт одного станкового пулемёта (рядовые Кадыров, Абдурзаков, из пополнения) растерялся и не открыл своевременно огня. До взвода немцев воспользовавшись этим, подобрались к нашим позициям на бросок гранаты. Тов. Брежнев физически воздействовал на пулемётчиков и заставил их вступить в бой. Понеся значительные потери, немцы отступили, бросив на поле боя несколько раненых. По приказу тов. Брежнева расчёт вёл по ним прицельный огонь, пока не уничтожил”.


Вот таковы отдельные факты из военной биографии Леонида Ильича. А ведь впереди его ждали бои на Украине и освобождение от гитлеровской оккупации неблагодарных скотов – жителей Польши, Венгрии и Чехословакии. И хочется надеяться, что и там он проявлял свою боевитость в не меньшей степени, нежели на Малой земле.
Виктор Степаков
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments