alter_vij (alter_vij) wrote,
alter_vij
alter_vij

Category:

Товарищеская критика Маркса в сталинском Кремле...))

Читаю защищённую в текущем 2018 году очень интересную докторскую диссертацию «СОВЕТСКАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА В УСЛОВИЯХ ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ КАМПАНИЙ середины 1940-х – начала 1950-х годов».
Конечно, приятно найти в свежей академической докторской ссылку на мою ЖЗЛ-овскую книгу: Волынец А.Н. «Жданов», М., 2013. Но речь сейчас не обо мне любимом, а о самом загадочном персонаже в советской исторической науке. Итак, встречайте – Хорен Григорьевич Аджемян.
Лично я о нём узнал как раз когда готовил книгу о Жданове – этот товарищ Аджемян в разгар сталинизма свободно гнал такое, что это даже не удивительно, а почти фантастично звучит для сталинской эпохи…

Для иллюстрации процитирую отрывок из упомянутой докторской диссертации:

«Фигура Аджемяна до сих пор покрыта завесой тайны. Он появился неожиданно, также неожиданно исчез. Впервые некоторые советские историки о нем услышали, когда он прислал для «Исторического журнала» статью с новой оценкой движения Шамиля как явления реакционного. В годы, когда любое выступление народов против императорской России расценивалось как прогрессивный факт, это было неприемлемо. Статью забраковали. Но автор не отчаялся.

Трудно сказать, какие связи и механизмы он задействовал, но вскоре об Аджемяне заговорили все известные историки Советского Союза. На совещании историков в ЦК ВКП(б) в 1944 г., на котором присутствовали секретари ЦК А.А. Андреев, Г.М. Маленков и А.С. Щербаков, он оказался в числе главных докладчиков. А.М. Панкратова в своем письме о совещании, адресованном А.В. Фохт, точно передает небогатый набор сведений о личности оратора, доступный непосвященным: «Что это за фигура, я точно не представляю себе. Он член Союза писателей, философ по образованию, историк по наклонностям, поэт-переводчик по специальности, армянин по национальности»

С трибуны (замечу, это с трибуны ЦК ВКП(б) в Кремле!! – прим. А. Волынец😎) Аджемян эпатировал элиту советской исторической науки.
Поскольку сам ход совещания и содержание выступления «историка по наклонностям» неоднократно и подробно описывались в литературе, ограничимся лишь обозначением основных идей. Во-первых, с его точки зрения, нельзя разделять народ и государство, которое является выразителем его духа. Исходя из этого, необходимо отказаться от гипертрофированного классового подхода, который, на самом деле, противоречит настоящему марксизму. Во-вторых, восстание Пугачева в случае его победы не принесло бы России ничего, кроме «пучины кровавого одичания». В этой связи лучшей альтернативой пугачевщине выступавшему виделись декабристы, победа которых «вывела бы Россию на путь либерального, капиталистического, более прогрессивного развития, ускорила бы темпы прогресса и восхождения России как мировой, благоустроенной державы...»

Оба положения выглядели для советской историографии, воспитанной на взгляде на Российскую империю как государство господства реакционного класса помещиков и аксиоме о прогрессивной роли народных движений, как минимум, скандально. Но Аджемян на этом не остановился. Он призвал радикально переоценить движение Шамиля, признав его реакционным и «бессмысленным». Таким образом, разрушался историографический канон, ярко прописанный еще М.Н. Покровским и, несмотря на разгром его «школы» в 1930-е годы, все еще остававшийся непререкаемой истиной для советских историков.

Аджемян призвал при интерпретации исторических событий исходить из государственной целесообразности, которую он называл критерием исторической истины. В своих рассуждениях он покусился на святое, на классиков марксизма, которые , по его мнению, имели самые смутные представления о России в целом и движении Шамиля в частности: «Тут цитаты из Маркса и Энгельса о Шамиле не помогут, ибо знание России не составляло сильную сторону этих наших учителей».

КОНЕЦ ЦИТАТЫ из диссертации и цитаты из Аджемяна, критиковавшего Маркса с Энгельсом прямо в сталинском Кремле…

Замечу, что эти идеи Аджемяна в официоз позднего «великорусского» сталинизма не вошли и были официально осуждены (впрочем без каких-либо "репрессий" для автора). Однако поражает сама демократичность «исторической» дискуссии в Кремле 1944 года, ну и понятно, что загадочная фигура Аджемяна требует изучения – ведь никто из историков его и его идеи до сих пор толком целенаправленно не изучал. Его родной брат с 1936 года сидел в лагере, поэтому вообще не понятно с чего он такой храбрый был там и тогда этот "историк по призванию", оригинальный мыслитель и явный отморозок...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments