alter_vij (alter_vij) wrote,
alter_vij
alter_vij

«Иттить чрез Большое море-окиян до Камчатки...»

Иттить на Камчатку.jpg
В минувшем году сделал небольшой цикл по истории первого русского плавания от Балтики на Дальний Восток:

«Иттить чрез Большое море-окиян до Камчатки»
Как Россия почти 70 лет готовила первое кругосветное плавание на Дальний Восток

«Надежда» для Камчатки
Как начиналось первое русское плавание вокруг света на Дальний Восток

Не поделить «Надежду»
Как у первого в истории России кругосветного плавания на Камчатку оказалось два начальника

«Отплывая, никто не отваживался думать о возвращении…»
Как первая в истории России кругосветная экспедиция на Камчатку взбунтовалась посреди Тихого океана

«Личность в казённом деле места не имеет…»
Как первая в истории России кругосветная экспедиция на Камчатку едва не закончилась эшафотом и каторгой


...Первое в истории России кругосветное путешествие, при углублении в детали, становится совсем не похожим на романтический вояж. Слишком много в нём приземлённых страстей. Но столь же много и тяжкого, порою смертельно опасного труда — так что любые детали не могут затмить подвиг, совершённый первыми путешественниками, как бы они ни грызлись между собой.

И всё же есть посреди скандалов и нервов, сопровождавших то плавание, нечто бесспорно романтическое — письма капитану Крузенштерну от его жены. Пока капитан на бразильском берегу боролся за первенство с камергером, на другой стороне Земного шара 20-летняя Юлия Крузенштерн 26 января 1804 года писала мужу: «…Сегодня исполнилось полгода с того страшного дня, который нас разлучил — я никогда его не забуду! Сколько страданий принесли нам эти шесть месяцев! навстречу каким опасностям Вы стремились! Боже! Сейчас, может быть, сейчас Вы находитесь у мыса Горн, Вы надеялись в этом месяце там оказаться. Слёзы мешают мне продолжать…»

372651f7ee52cbaba158fb96cadb3380285c0b5c.jpg

«Тропик Рака» капитана Крузенштерна

...Близость симпатичных аборигенок, ежедневно плававших вокруг кораблей, естественно, вызывала желание моряков не только менять у них кокосы… Тем более, что первобытные обитатели тропических островов не носили одежду и отличались весьма вольными нравами в отношениях полов.

Зато литература XIX века отличалась предельным пуританством, поэтому капитан Крузенштерн в мемуарах ограничился невнятным морализаторством: «Женщины, более ста, оставались у корабля, близ коего плавали они около пяти часов… Их телодвижения, взгляд и голос были весьма выразительны. Корабельная работа, коей прервать было не можно, препятствовала обращать на них внимание, и я отдал приказ, чтобы без особенного моего позволения не пускать на корабль никого из женщин. Но когда наступил вечер и начало темнеть, то просили сии бедные пустить их на корабль таким жалостным голосом, что я должен был то позволить...»

В реальности «услуги любострастия», как их назвал в мемуарах Крузенштерн, проходили несколько иначе – капитан просто не мог посреди Тихого океана запретить команде общаться с женщинами. Помимо прочего, это была единственная возможность снять накопившийся стресс тяжкого и опасного многомесячного плавания. Запрет на общение с прекрасным полом был бы не понят командой и мог даже привести к бунту, похлеще скандала с запершимся камергером.

В книге XIX века эта сторона долгого плавания не могла быть описана, зато не предназначенный для публикации личный дневник 26-летнего мичмана Ермолая Левенштерна предельно откровенен: «Все происходило в величайшем порядке. С корабля громко кричали: “Wahina e he!” (приличный перевод «Женщины, сюда!»). Через полчаса после этого приплывали 30-40 девушек. Их по порядку пускали на корабль и всех выстраивали. Все дееспособные на корабле искали себе пару. Ночью спали мало. Утром бабьё снова выстраивали, их считали, восхищались подарками, которые они получили, и затем они, как утки, плыли к берегу…»

Юный мичман в личном дневнике описывает и такую откровенную сцену: «Мы были на Нуку-Хиве на берегу, стояли кружком и совещались. Внезапно в круг вошла дикарка. Она села и неотрывно начала смотреть на самого высокого среди нас, на Крузенштерна, и показывать на свое «ика» («половые органы» в приличном переводе с полинезийского), но так как он не обращал внимания, то она ушла, но почти сразу же вернулась, вымазанная кокосовым маслом. Она думала, что теперь уж она неотразима. Мы все засмеялись, с нами засмеялись и наши матросы. Они не были людьми разборчивыми, и как только Крузенштерн сказал одному из гребцов: “Если ты хочешь, то возьми”, как матрос уже ушел с ней и в пяти шагах от нас за изгородью принес он жертву Венере…»

Временной подругой капитана Юрия Лисянского, судя по ироническим намёкам в его мемуарах, стала одна из родственниц местного «короля», девушка по имени Ана-Таена. Зато капитан Крузенштерн слишком многословно сокрушается в мемуарах о «необузданном возжделении» островитянок, чьё «бесстыдство может затмить их природную красоту в глазах разборчивых людей» – похоже главный руководитель кругосветной экспедиции не без терзаний, но сохранил верность далёкой Юлии, устояв перед искушениями тропической Нуку-Хивы...
Tags: dv.land
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments