November 30th, 2018

это мой дедушка в г.Бердичеве в 1937

ОЛЕНЬЯ КАВАЛЕРИЯ, ИЛИ БИТВА ЗА ЛАМСКОЕ МОРЕ...

olenya kavaleria
На страницах DV.land вышел мой "истерн" в трёх частях о былых войнах на берегах Охотского моря... Читайте про лучников на оленях, кортомных девках, контрразведывательной водке и стратегическом бисере - это интересно))


Часть I. Как 380 лет назад казаки задумали самочинный поход к Тихому океану
Collapse )
Отряд Москвитина покинул охотское побережье весной 1641 года, после чего в течение шести лет русские люди сюда попадали лишь дважды, и то случайно. Спустя год после ухода Москвитина к устью реки Охоты, пройдя через Оймякон, полюс холода, вышел отряд казака Андрея Горелого, 18 русских и 20 якутов. Здесь им пришлось выдержать неоднократные атаки оленьей кавалерии «злых тунгусов». «А бой у них лучной, стрелы и копейца костяные, а бьютца на оленях сидя, что на конях гоняют…» — так позднее вспоминал казак Андрей Горелый о том как якуты и русские вместе отбивали атаки эвенов.


Часть II. Хитрость Зелемея, едва не проложившая границу Китая у истоков Колымы

«Возмутившийся умом» Зелемей не собирался ограничивать свою месть лишь отдельным, пусть и большим успехом. Он задумал свержение всей русской власти на берегах Охотского моря.

Своих посланцев мятежник отправил ко всем родам эвенов, даже к тем, которые кочевали в верховьях приполярной Колымы и Алазеи. Сын убитого «князца Ковыри» оказался хорошим психологом, он убеждал соплеменников, что там, далеко на западе за Якутском, вовсе нет никакой большой России, многолюдством которой эвенов пугали хозяева Охотского острога. «Вы глупые люди, русского языка не знаете, а русские ж люди нас обманывают, сказывают нам мол ждут в Охотцкой острог на перемену всё больше людей, но больше людей в Охотцком остроге не бывало…» — так передают русские архивные записи агитационные речи Зелемея перед соплеменниками.
Collapse )

Часть III. Жизнь и смерть в первом русском поселении на берегу Тихого океана

Ещё в 1652 году командир острога Семён Епишев доносил в Якутск о том, как из Охотска сбежало «пять баб погромного ясыря». Проблема была значительной, ведь за стенами острога из-за этого едва не случилось побоище — семь казаков, Степан Кирилов, Патрикей Герасимов, Василий Елистратов, Иван Суря, Максим Григорьев, Афанасий Курбатов и Андрей Тереньтев, оставшись без женской ласки, попытались отнять у своего сослуживца, казака Давыда Титова, «бабу тунгусскую именем Мунтя», которую тот купил у эвенов за внушительную сумму в 10 рублей серебром.

Со временем в Охотске эпохи первопроходцев сложилась особенная практика временной аренды женщин. «Служилые люди» прибывали сюда в «государеву службу» на три-четыре года. И если за это время они не умирали от болезней или не погибали от стрел «немирных тунгусов», то возвращались в Якутск и другие сибирские города. Покупать «ясырку» было дорого, поэтому очередные казаки охотского гарнизона просто арендовали на три года девушек у окрестных эвенов — первобытные охотники считали такую сделку выгодной, ведь за слабую женщину, которую будут кормить другие, а потом ещё и вернут, можно было получить железный нож… На языке XVII века такие временные казачьи жёны назывались «кортомными» или «кортомленными девками», от древнерусского слова «кортомный», то есть арендованный.