August 1st, 2016

это мой дедушка в г.Бердичеве в 1937

Вторая опиумная война: сомнительный casus belli

4.jpg
Е Минчэнь, императорский наместник Лянгуана (Гуанси и Гуандуна), фотография середины XIX века

продолжаем военно-исторический сериал про крупнейшее восстание в истории Китая:

Вторая опиумная война: сомнительный casus belli

Британский учёный обманывает кровавого наместника и вновь пытается захватить Кантон

...Все британские корабли имели паровые машины, а большинство из них – уже и винты вместо уязвимых гребных колёс. Британская пехота сравнительно недавно была перевооружена нарезным винтовками системы Минье-Притчетта, а в артиллерии появились первые нарезные орудия. Англичане обладали богатым боевым опытом только что проведённой и удачной для них Крымской войны. Всё это давало их пехоте и флоту еще больше преимуществ перед китайскими войсками, чем в предыдущую «опиумную войну».

Первым вверх по Жемчужной реке пошел пароход «Коромандель» с двумя канонерками и десантными отрядами. Сопротивление китайских фортов, как и в прошлую войну, было слабым – за прошедшие пятнадцать лет их вооружение, укрепление и система огня ничуть не улучшились. Два первых из занятых англичанами фортов были вооружены 150-ю разнокалиберными орудиями старого образца – они достались британскому десанту практически без боя, а китайский гарнизон отступил, потеряв всего 5 человек убитыми...

...В июне 1854 года весь Лянгуан (имперское наместничество, объединявшее провинции Гуандун и Гуанси с населением вдвое большим, чем на Британских островах) охватило восстание, начатое одним из тайных обществ, созданных «триадами». Восставшие обвязывали головы красными повязками, за что власти прозвали их «красноголовыми бандитами» или «красными мятежниками» – хунтоу или хунцзинь.

В середине июля восставшие даже попытались осадить Кантон, но среди этих подражателей тайпинам не было единства – одни из них прямо провозглашали себя сторонниками «Царства Небесного Величайшего Счастья», другие ратовали за возрождение династии Мин, а один из вождей повстанцев и вовсе провозгласил себя основателем новой династии «Да Нин» («Великое Спокойствие»).

Спокойствия не получилось, а великие раздоры среди восставших позволили наместнику Е Минчэню, не без помощи европейского оружия, закупленного в португальском Макао и английском Гонконге, перейти в наступление. В мае 1855 года восставшие были вынуждены снять осаду Кантона, а летом – отступить на север, в провинцию Хунань, где в конце года их основательно потрепала Сянская армия под командованием Цзэн Гофаня. В это же время Е Минчэнь во главе войск «зелёного знамени» и добровольческих отрядов традиционалистов приступил к массовой зачистке неблагонадёжного элемента.

Первый в мировой истории китайский студент, обучавшийся в США, Жун Хун, проживавший в 1855 году в Кантоне, спустя многие годы написал воспоминания об этих событиях:

«Наместник с самого начала восстания подавлял его крайне жестоко, стремясь уничтожить малейшие ростки неповиновения. Подсчитано, что за это лето было казнено более 75 тысяч (всего было убито свыше ста тысяч человек); насколько мне известно, больше половины из них погибло безвинно.

Однажды мне пришла в голову идея отправиться на место казней и поглядеть, что там происходит. Collapse )
5.jpg