October 18th, 2012

это мой дедушка в г.Бердичеве в 1937

ВОЗДУШНАЯ ВОЙНА 1936 года. Полемические варианты Петра Павленко.

К ГЛАВЕ XVII
Глава 17-я тут: http://militera.lib.ru/prose/foreign/helders/17.html

11-й авиационный французский полк, шедший во главе группы, бомбардирующей Лондон, сбросил всего 9 пятьсоткилограммовых бомб. Остальные девяносто минут пребывания над столицей Англии он провел, рассеивая миллионы воззваний. Надо сказать, однако, что (это установлено было позднее) прокламации с воздуха не оказали того значения, которое им придавали в Париже. Пролетариат Лондона был готов к борьбе задолго до начала военных действий. Отлет эскадры Бреклея во Францию вызвал стихийное возмущение рабочих. Военные заводы стали, на многих произошли взрывы, так же как и на аэродромах, в портах и в военных складах.

В то время, как эскадра Бреклея бомбардировала Париж, полтораста тысяч безработных, стоявших лагерем под столицей, построились в боевые колонны и двинулись на город. Полиция встретила их пулеметами и огнем танковых орудий, но город, как поле сражения, обычно предоставляет все преимущества повстанцам, если они хоть сколько-нибудь активны.
Collapse )
Французскими бомбами было убито 83 человека и ранено 124. Но эти потери были незначительными по сравнению с потерями французов во время утреннего нападения англичан на Париж, о котором не удалось получить никаких сообщений из нейтральных государств. Такое изложение событий прессой могло вызвать совершенно неправильное представление о протекшем дне, но оно принесло еще больший вред в военно-тактическом отношении, не дав Бреклею никаких плодов в смысле волевого разложения мирного населения Франции и не образовав взрыва патриотических настроений в мелкобуржуазных кругах Англии, которые сейчас шли за левыми революционными партиями. Молниеносная быстрота утреннего рейда Бреклея во Францию и обусловленная этой быстротой невозможность сделать его результаты широко известными по всему миру не создали атмосферы ужаса, истерии и растерянности. В этом было первое поражение Бреклея.

Когда он вернулся в свой штаб около Виндзора после доклада военному министру и первому лорду адмиралтейства и выслушал сообщение начальника внутренней разведки о событиях внутри страны, состояние уверенности, в котором пребывал он с начала операций, вдруг оставило его.
— Мне нужно побыть некоторое время одному, — сказал он адъютанту. — Только в случае крайней необходимости вы прервете мое одиночество.


(Продолжение завтра)