September 24th, 2012

это мой дедушка в г.Бердичеве в 1937

29.06.1939: «Английское и французское правительства не хотят равного договора с СССР»

О коротком советско-германском сближении накануне Второй мировой войны написано очень много, даже слишком – уж очень колоритна и провокационна пара Сталин-Гитлер. Однако, отчего-то очень мало внимания уделяют статье в «Правде», с которой и начался этот флирт на лезвии меча.
Нет, конечно, статью Андрея Жданова в «Правде» от 29 июня 1939 г. упоминают, но как-то бегло.

А между прочим и сама статья - её содержание и особенно её форма - и история её появления более чем любопытны, отлично характеризуют эпоху и действующие лица.

Итак, начнём по порядку. Напомню: 43-летний Андрей Александрович Жданов на тот момент член Политбюро и секретарь ЦК отвечающий за всю пропаганду и идеологию. Он же партийный, т.е. фактический, руководитель второго мегаполиса страны – Ленинграда – и всего северо-запада России, от Мурманска до Пскова.

Но помимо всех прочих многочисленных обязанностей в Политбюро и Ленинграде, после состоявшихся в 1937 г. выборов по новой сталинской конституции, 17 января 1938 г. Жданов был избран председателем Комиссии по иностранным делам при Верховном Совете СССР. Примечательно, что предложение избрать его на этот пост официально внёс другой такой же депутат – Лаврентий Берия…

Жданов избирался депутатом от Володарского округа города Ленинграда, Берия – от Тбилисского-Сталинского округа Грузинской ССР («Сталинского» от города Сталинир, как тогда назывался Цхинвал/Цхинвали – кто теперь это помнит после русско-грузинской войны 2008 года?..)
Collapse )


Хрущев, Жданов и Молотов

Председательство в «парламентской» комиссии отнюдь не было синекурой или номинальным званием – на этой должности Жданов должен был дополнить официальную политику Наркомата иностранных дел. С одной стороны «комитет Жданова» не был связан жёстким дипломатическим протоколом и мог позволить себе нечто большее, чем вынужденно чопорные дипломаты. С другой стороны, товарищ Жданов уже был слишком весомой и известной фигурой в высшем руководстве СССР, чтобы иностранные государства и их представители могли игнорировать его шаги и заявления на этом сугубо «парламентском» посту.
Collapse )

Глава НКИД Литвинов и Жданов

Летом 1939 г. сталинское руководство рассматривало сложнейшую и судьбоносную дилемму – как из списка старых врагов выбрать союзника в будущей мировой войне. Что таковая более чем вероятна, в те дни мало кто сомневался…

Как глава уже известной «парламентской» комиссии иностранных дел, Жданов мог дать неформальные, но вполне авторитетные «месседжи» для западных руководящих элит. Особенно ярко это проявилось, когда в июне 1939 г. в Кремле стало понятно, что трёхсторонние советско-франко-британские переговоры о заключении договора взаимопомощи, фактически, саботированы западной стороной.

После срыва этой единственной возможности предотвратить начало большой войны, советское руководство решительно меняет вектор усилий. И 29 июня 1939 г. в «Правде» появляется статья Жданова под говорящим названием «Английское и французское прaвительствa не хотят равного договора с СССР».

Статья примечательна не только содержанием, но и формой. Констатировав, что переговоры с французами и англичанами зашли в тупик, автор в самом начале пишет: «Я позволю себе высказать по этому поводу мое личное мнение, хотя мои друзья и не согласны с ним».
Вот так, на страницах центрального сталинского официоза Жданов почти кокетливо использует стиль, которым в наше время современные граждане балуются в личных блогах.




Статья вся сплошной и прозрачный намёк всем великим державам Европы – Англии, Франции и Германии. «Друзья» Жданова тут для каждого более чем прозрачны – Сталин и Молотов. «Они, – пишет об этих «друзьях» Жданов, – продолжают считать, что английское и французское правительства, начиная переговоры с СССР о пакте взаимопомощи, имели серьезные намерения создать мощный барьер против агрессии в Европе. Я думаю и попытаюсь доказать фактами, что английское и французское правительства не хотят равного договора с СССР, т. е. такого договора, на который только и может пойти уважающее себя государство, и что именно это обстоятельство является причиной застойного состояния, в которое попали переговоры».

Далее в «личном мнении» Жданова следует весьма лаконичный и логичный для читателя перечень претензий к партнёрам по переговорам, прежде всего к Англии. «Мне кажется, – завершает свою статью Андрей Жданов, – что англичане и французы хотят не настоящего договора, приемлемого для СССР, а только лишь разговоров о договоре, для того чтобы, спекулируя на мнимой неуступчивости СССР перед общественным мнением своих стран, облегчить себе путь к сделке с агрессорами. Ближайшие дни должны показать, так это или не так».

Подписана статья тоже более чем говоряще – «Депутат Верховного Совета СССР А.Жданов».

В такой почти экзотической форме, как изложение на страницах центрального СМИ страны «личного» мнения «парламентария» Жданова, руководители СССР сумели веско и доходчиво высказать всё то, что невозможно было сделать официальными дипломатическими путями. Фактически, это был ультиматум Англии и Франции: либо они идут на уступки интересам СССР, либо Союз будет искать средства обеспечения своей безопасности на других путях – а это уже был более чем понятный намёк Германии.
При этом неназванные, но всем хорошо известные «друзья» из статьи Жданова сохраняли как неуязвимость для любых претензий – ведь «личное мнение» – так и свободу рук при любых вариантах дальнейших событий.

Правящим элитам Британии и Франции – всё ещё крупнейшим колониальным владыкам того мира – нечего было ответить по существу на это «личное мнение» Андрея Жданова. А вот посол Германии в СССР Фридрих-Вернер Эрдманн Маттиас Иоганн Бернхард Эрих граф фон дер Шуленбург тут же сигнализирует в Берлин о самом серьёзном значении данной публикации – поясняя Адольфу Гитлеру, что Жданов «доверенное лицо Сталина», а «статья написана по приказу сверху» (эту докладную, например, цитирует У.Ширер в книге«Взлёт и падение Третьего Рейха»).

Вот с этого момента и отсчитывается начало недолгого советско-германского сближения. Полный же титул Шуленбурга здесь употреблён лишь для того, чтобы напомнить тому, кто сейчас читает эти строки – мир тогда ещё оставался не только колониальным, но и большей частью строго сословным, где пережитки феодализма соседствовали с вполне ещё диким капитализмом – и в таком мире волков было бы странно кому-то не выть по-волчьи…

А вот и сама статья Андрея Жданова в «Правде» от 29 июня 1939 г.:

АНГЛИЙСКОЕ И ФРАНЦУЗСКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА НЕ ХОТЯТ РАВНОГО ДОГОВОРА С СССР
Collapse )