September 21st, 2008

это мой дедушка в г.Бердичеве в 1937

(no subject)



Неожиданно для себя приобрёл (не удержался) другую книжку автора, о котором писал постом выше - К.Харнский «Япония в прошлом и настоящем», издана в том же АО «Книжное дело», Владивосток, 1926 год.
На обороте книги большущий треугольный штамп ещё тех лет – «Библиотека строительных рабочих Владивостока. Пролетарии всех стран соединяйтесь!»
Японией я как-то не увлекаюсь, но уж больно книжка и автор хороши...
Кстати, стоновится понятен и автор художественных обложек - известный в 20-е гг. ХХ века на Дальнем Востоке художник-футурист Гавриил Комаров, знакомец Бурлюка и др.

Но собственно главное приобретение – нормальное в родной обложке издание: Кюнер Н.В. «Очерки новейшей политической истории Китая». Это всё то же нэповское акционерное общество «Книжное дело». 1927 год. Тираж 3000 экз. 404 страницы увеличенного формата – политическая история Цинсокй империи и Китайской республики с последних лет XIX века до начала 20-х годов ХХ века.
Ну а автор просто таки столп отечественного востоковедения ХХ века.Collapse )
это мой дедушка в г.Бердичеве в 1937

(no subject)



Сейчас писателя Павленко никто не знает, а ведь у него Сталинских премий по литературе было больше, чем у остальных советских литераторов. И совершенно заслужено! Даже на фоне Алексея Толстого, Булгакова или Шолохова бригадный комиссар Павленко читается не хуже, а по мне так лучше – очень энергичный, быстрый и очень простой, «телеграфный» язык. Впрочем, ещё многие помнят знаменитую фразу князя Александра Невского из одноимённого фильма Эйзенштейна. Так вот, её в уста русского святого вложил комиссар Павленко. Помните? – «Кто к нам с мечём придёт…»

Павленко Петр Андреевич родился 11 июля 1899 г. в Петербурге в семье мелкого чиновника и учительницы. Из-за болезни матери – туберкулеза – семья перебралась в Тифлис. Жили в беднейшем районе города в доме рабочего железнодорожных мастерских Петра Монтина – убитого в разгар революции 1905 года соратника по кавказскому подполью молодого Сталина. Юный Пётр Павленко долго, до знакомства с самим Горьким в начале 30-х, считал, что роман «Мать» списан с семьи Монтина…
Окончив в 1917 г. Тифлисское реальное училище, Павленко поступил в Бакинский политехнический институт, где был тесно связан с большевиками, и тогда же познакомился с Лаврентием Берия, который готовился поступать в тот же политех.Collapse )
это мой дедушка в г.Бердичеве в 1937

Павленко. отрывок из романа "На Востоке". много букв...

Есть в Шанхае темные харчевни, где собирается отчаянный народ. Индусы — беженцы из Шелапура, формозские пираты, переселенцы с юга на север и с севера на далекий юг, монголы, узбеки, сингалезцы, даже греки, измотанные какими-то хлопотами, и осторожные, подозрительные прусские унтер-офицеры, степенно приценивающиеся к службе в армиях китайских Наполеонов, — и матросы всех флагов и всех пароходных компаний, годами играющие в ма-джонг, и летчики от Юнкерса. И многие другие, без имен и профессий, с биографиями сложнее плутовского романа. Были и женщины всяких неосторожных ремесел. Не для этих людей приходили революции и не о них мечтали баррикады, но люди эти бросались в мятеж первыми. Они бродила от бунта к бунту, от баррикады к баррикадам, как игроки. Порвав со своим классом, забыв родину и переменив десяток имен, они наплевали на всё на свете. Collapse )
это мой дедушка в г.Бердичеве в 1937

Пётр Павленко, роман "На Востоке", 1937 г., бомбардировка Токио...

Вдруг на аэродроме — в густой темноте ночи — все зашевелилось. Эскадрилья получила боевое задание.
— Наверно, на Токио нажимать летим, — говорили механики, самые завзятые политики в полку.
Комиссар Измиров наскоро собирал партийную группу. Заседали стоя. Механики нервно вытирали лица масляными тряпками. Все курили. Всем было некогда. Все проверяли часы.
Рейд был намечен на Токио с тем, чтобы включить столицу противника в круг пограничной встречи.
Не хижины манчжурских мужиков должны были отвечать за нападение на Советский Союз, а дворцы и банки токийских купцов. Не поля манчжурских мужиков будут гореть, но виллы, военные заводы, склады и аэродромы в центре страны, начавшей войну.
Предстояло перелететь Японское море, пересечь с края в край остров и найти на его восточном берегу, за Японскими Альпами, Токио, столицу, главный банк и главный штаб войны.
— Птица не враз решится на такой перелет, — сказал командир эскадрильи и обвел глазами присутствующих.
— Птица такой злости не имеет, как мы имеем. — перебил его комиссар, стуча кулаком по столу. — Птица не летит, а мы полетим.
Потом принимали в партию. Ораторы все были плохие, и слова, которые просились наружу, никем не были произнесены. Накануне боя, перед смертью, приняли в партию шесть человек, в том числе и комсомолку Евгению Тарасенкову.
Женя побежала к своему звену. Севастьянов и Френкель преградили дорогу.
— Стой, маленькая, — ласково окрикнул ее Севастьянов. — Дай, попрощаемся.
Френкель ничего не сказал.
Она ощупью нашла лицо Севастьянова и, прильнув к нему на мгновенье, повернулась к Френкелю.
— Мы еще поживем, ребята, — сказала она тихонько.
— Факт. И поговорим всерьез, — ответил Френкель.
Севастьянов ничего не сказал.
Через минуту в машине она забыла о чем была речь. Предстояла новая важная жизнь, предстояло дело важнее жизни.
Щупак, надевая шлем, деловито подсовывал под него пушистые усы.
— Еще хорошо, теплая погода, а зимою прямо беда, — сказал он шутливо, — примерзают, черти, к шлему, отогревать приходится.
— Сбрить следует.
— Э, нельзя. В мои годы обязательно надо какой-нибудь фасон иметь… Collapse )
это мой дедушка в г.Бердичеве в 1937

Пётр Павленко, "На Востоке", 1937 г., китайские партизаны...

Чэн, командующий отрядом «Общества любителей храбрости», всегда внимательно прислушивался к их разговору
Когда они переговорили о многие вещах, вызван был Ю-Шань
— Вы хотели предложить мне ваш план действий... — сказал Тан.
— Да, начальник.
План Ю-Шаня заключался в организации нового рода партизанских отрядов — городских партизан, партизан в промышленности и партизан на транспорте. Сам он желал бы организовать последних и, тяжело дыша от волнения, чертил планы железнодорожной войны.
Адъютант приволок и поместил перед ним рельефную карту Манчжурии. Касаясь руками гор и проводя пальцем по рекам. Ю говорил о еще непроизошедшей войне как человек, уже переживший ее тяжелые испытания.
Когда раненый Ю лечился у русских, он впервые увидел там географическую карту и долго не мог от нее оторваться. Маленькая земля лежала перед ним, как вскрытый механизм таинственной машины. Он видел воображением как работали ее отдельные части — дороги, тропы, постоялые дворы, города и фабрики, как шли потоки груза и людей, и восторгу и страху его не было границ, потому что сквозь всё это он видел судьбы людей.
Вернувшись от русских к себе домой, Ю пошел наниматься в отряды. Предложений было немало, но Ю требовал от командиров предъявить карту. И так как карт ни у кого не было, Ю отказывался иметь с ними дело. В поисках командира с картой он добрался до Харбина и попал к хунхузу Безухому, который становился известным в прихарбинских местах.Collapse )
это мой дедушка в г.Бердичеве в 1937

Павленко "На Востоке", 1937 г., советский авиационный десант в Манчжурии...

Спали по очереди. Проснувшись, сидели, молча курили, подолгу глядели на шоссе за ручьем. Дорога была пустынна. Последний человек проскакал в начале ночи. Со стороны города слышались осторожные свистки паровозов, звон буферов и удары молота по рельсовой стали — японцы торопились с ремонтом. Стрельба у города не утихала. Утром проковылял раненый мальчик из отряда Тай-Пина, с обрывком ремня, глубоко впившегося в шею.
— Они там вешают живых и мертвых, — крикнул он. — В плен не берут.
Он пробежал и стало еще тише и беспокойнее вокруг.
Иногда Ю подползал к двери и осторожно прислушивался. Никто не спрашивал, что он видит и слышит. Вдруг он ахнул и двинулся на четвереньках вниз, к ручью.
— Скорей, за мной.
Над серым утренним полем, еще скомканным рассветною мглой, быстро и бесшумно, один за другим, садились парашюты. Их было много. С лихою и таинственной ухваткой фокусников, которые долго разучивали опасность, прежде чем показать ее, люди опускались на землю, скатывали шелк и легко разбегались в разные стороны.
Ю был уже возле них.
— Оi! — крикнул ему один из парашютистов. — Anata tachi daqe desu ka? — и не спеша вынул из кобуры маузер.
— Свой, свой! — негромко ответил Ю. — Вот там, в фанзе, еще люди. Где начальник разведки?
Чэн и Тай-Пин стали перебираться через ручей. Тот парашютист, что окликнул Ю-Шаня, глядел на них и показывал маузером, куда идти.
На поле виднелось уже человек полтораста бойцов авиадесанта. Одни из них расстилали полотняные знаки, другие, волоча за собой пулеметы, разбегались по сторонам. Ю-Шань стоял возле командира разведки. Это был тот самый Чаенко, который когда-то читал Белинского по складам и потом интернировал партизан Ю-Шаня у колхоза «25 Октября». Он глядел на Ю-Шаня со сдержанным любопытством, намереваясь заговорить и все время отвлекаясь делом.
Парашюты, между тем, все приземлялись, но они были теперь больше размером, иногда двухшатровые, и несли на стропах танкетки, броневики и тяжелые пулеметы. Люди, прибывающие на землю, дули на руки, терли носы и греясь, припрыгивая на месте.
— Высоко, однако, высаживались, - уважительно сказал Ю. — Туман большой, верно? Как бы не помешал высадке.
— Не помешает, — ответил Чаенко глядя, как люди перехватывали на лету спускающийся броневичок, мгновенно заводили мотор и выезжали на дорогу, и прислушивался к звукам в небе.
Вот оно сразу загудело, будто давно хранило в себе гром и ждало лишь заветного часа, чтобы бросить его к земле. Показались бомбардировщики. Они садились один за другим, мгновенно выбрасывая из кабин людей в шинелях и шлемах, неуклюжие танки и тягачи с гаубицами. Освободившись от груза, аппараты тотчас улетали в воздух.
Люди были в добротных сапогах, шинелях, с крепкими, деловыми лицами, казавшимися темными от сизых шлемов. От них несло запахом хлеба и ваксы. Это была великая пехота большевиков. Чэн видел ее впервые. Она потрясала простотой и силой. Чэн глядел на неё сжав скулы, потому что слезы не даны мужчине для счастья, и долго не оборачивался к середине поля, хотя и слышал, что там что-то произошло. Collapse )
это мой дедушка в г.Бердичеве в 1937

(no subject)

благодаря замечательному товарищу и великому эстету pamupe_cc начал качать мультфильм о революции в Китае, снятый в Советской России в 1925 году! а еще набрел на всякие хитрые рекламные трюки в Живом журнале, навроде Блогуна, пока будет качаться мультфильм - буду изучать)
результаты просмотра мультфильма обещаю показать в ЖЖ