alter_vij (alter_vij) wrote,
alter_vij
alter_vij

Форт №2 в Порт-Артуре. Часть II

Артиллерийскую позицию Форта II китайцы старательно превратили в чудовищный новодел:



108 лет назад, после обстрела японских 280-милиметровых гаубиц, именно здесь настоящие орудия находились в таком виде:

Оба фото сделаны примерно в одном месте у артиллерийских позиций Форта II, ну максимум с разницей в несколько десятков метров и сотню лет…

Здесь же стоит старый японский памятник:






Японцы когда-то установили его, а теперь здесь гуляют китайские папики:



108 лет назад на этом месте - командир артиллерии Форта II поручик Квантунской крепостной артиллерии И.М.Голдин с подчинёнными:

А ведь поручик «таки да»... Там же рядом, прикрывая фланг форта, на Куропаткинском люнете командовал артиллерией подпоручик Кац. Вероятно дети николаевских евреев-«кантонистов»?..

Комендант Форта II поручик 6-го Восточно-Сибирского стрелкового полка Фролов:

2 декабря 1904 г.поручик был ранен при взрыве гаубичного снаряда, убившего генерала Кондратенко…

Теперь на месте, где фотографировался поручик Фролов, фотографируются другие люди:






Одна из галерей форта сейчас:



И она же 107 лет назад, в декабре 1904 год:

Во время осады здесь два месяца, в октябре и ноябре 1904 г., шел почти непрерывный бой – атаковавшие японцы пытались закрепиться в развалинах, русские, соответственно стремились этого не допустить…

Подступы к данному участку прикрывало вот это скорострельное морское орудие, шрапнелью косившее японцев:

Обстрела японских гаубиц оно не выдержало…

Вот собственно и они – «малышки из Осаки» - 280-миллиметровые гаубицы, взломавшие русский Порт-Артур… Они же убили в одной из казарм Форта II и генерала Кондратенко…

Вес артсистемы без основания почти 25 тонн… Это были береговые гаубицы обр. 1892 г., изготовленные в арсенале города Осака, глубокая модернизация крупповских мортир.

У Порт-Артура применялись гаубицы снятые с береговых батарей Токийского залива. При перевозки под Порт-Артур 18 гаубиц было потеряно на пароходе «Хитачи-Мару», потопленном нашими крейсерами из Владивостока. Без этой удачи Порт-Артур пал бы раньше… Следующая партия (6 орудий) прибыла к Порт-Артуру в сентябре 1904 г. Затем прибыли еще 12, но до падения крепости успели развернуть только 6.

Так их доставили к Порт-Артуру:

Перевозились 11-дюймовые гаубицы разобранном на три части виде (это не считая установочных элементов). Японцы их тащили из захваченного нашего гражданского порта Дальний (ныне китайский Далянь) по грунтовой дороге, при этом каждую часть орудия волокло триста человек.

Шесть, а потом двенадцать таких гаубиц и сломали русскую оборону Порт-Артура. Шесть и двенадцать… 6 и 12. Да, масштаб войны был совсем не мировой…

Гаубицы готовят к работе, ещё тепло:

Дальность стрельбы до 9 километров.

Они же в конце осады, в декабре 1904 г., виден снег:



Гаубицы готовятся открыть огонь:

Первые их залпы прозвучали 18 сентября 1904 г.

Выстрел:

Скорострельность – выстрел в 5 минут…
Сзади просматриваются штабеля снарядов и тележка для их подвоза.

Вот эти снаряды поближе:

Первоначально бомба для гаубицы из закаленного чугуна весом 350 кг, содержала заряд 9,5 кг черного пороха. При осаде Порт-Артура уже применялись и стальные снаряды весом 320 кг с 80 кг шимозы…

Вот уже разрыв одного такого снаряда на русской батарее возле Форта II:



А вот наши бойцы у так называемой «китайской стенки» недалеко от Форта II во время обстрела
– по центру виден столб дыма от разрыва 11-дюймового снаряда:



Вот результаты разрыва:

Мешками с песком заложены выбоина в бетоне, сделанная 11-дймовым снарядом «малышки из Осаки». Пушка, соответственно, новая, доставленная уже после попадания гаубичного снаряда…

А вот не разорвавшийся 11-дюймовый снаряд:



Вот здесь 2 декабря (15 по новому стилю) 1904 г. в 20 ч 15 мин попаданием японского 11-дюймового снаряда был убит командовавший сухопутной обороной Порт-Артура генерал Роман Кондратенко:

Вместе с ним погибли еще восемь офицеров. Памятный знак установили сами японцы в 1907 году…




Днем 2(15) декабря 1904 г. японцы в занятой ими части одной из галерей форта № II зажгли войлок, пропитанный неизвестным веществом. Удушающий газ, проникая всюду, вынудил защитников форта оставить всю галерею. Генерал Кондратенко в этот день решил осмотреть форт и узнать, что за новое средство борьбы применил противник. Вечером он прибыл к командовавшему вторым отделом Восточного фронта подполковнику Науменко и вместе с ним в сопровождении других офицеров пошёл на передний край обороны.


Генерал-лейтенант (посмертно) Роман Исидорович Кондратенко

На территории форта № II генерала встретил комендант поручик Фролов. Он провел его в бетонный каземат, где жили офицеры, и доложил о состоянии форта. Кондратенко пожелал видеть фельдфебеля, моряка с броненосца «Пересвет», который накануне с группой охотников, как докладывал Фролов, произвел вылазку в неприятельские окопы. Подполковник Рашевский, занимавшийся борьбой с японскими подкопами, докладывал генералу о минных работах японцев против форта. В это время начался новый обстрел японских гаубиц. С потолка посыпалась штукатурка, погасла свеча. Через пять минут последовал второй взрыв. Кондратенко продолжал слушать доклад Рашевского.

Кстати, именно Рашевский сделал фото гибели линкора «Петропавловск» c адмиралом Макаровым, помещенное вот в этом моём посте . У подполковника Рашевского были две дочери – одна уже в эмиграции в Париже станет женой одного из великих князей, наследников династии Романовых, а вторая тогда же в 30-40-е годы станет ведущим режиссёром главного драмтеатра в Ленинграде

Подполковник Рашевский всю осаду до самой смерти вёл интереснейший дневник, большей частью сохранившийся и после его гибели. Последняя из дошедших до нас записей датирована 28 ноября, старого стиля, за 4 дня до его смерти. Вот она:

«Наступили зимние холода и ветры. На позициях становится всё труднее, больше и больше заболеваний. Японцам, вероятно, тоже не легко, пожалуй, еще хуже, чем нам. Они и начинают, по-видимому, торопиться взять Артур: заметно сильное движение от железной дороги к батареям и обратно…
Стрельба японцев понемногу оживляется: по форту III и II стреляли 11-дм., пославши на каждый 50 штук.
Особых повреждении не причинили, но разрушили местами бруствер, а на форту III попали несколько раз в переднее убежище, свод сквозника которого дал значительную трещину. Обстреливали Заредутную и соседние участки стены. Не оставили без внимания город, стреляя на этот раз по Новому городу, причем чуть не подожгли несколькими попавшими снарядами 9-й госпиталь. Попали в «Звездочку, в склады Чурина и много…»
На этом слове дневник обрывается японской гаубичной бомбой.

"Звёздочка" - это, кстати, самый популярный у офицеров Порт-Артура ресторан, где они кутили немало. К концу осады там разместился один из госпиталей. Ну а купец Чурин - фамилия на Дальнем Востоке тогда очень известная...

Порт-Артур горит под огнём японских гаубиц:



Дневник был слишком наполнен деталями, не самыми приятными для верховного командования и власти – сразу после войны он был выкуплен у семьи Рашевских военным ведомством империи и похоронен в архиве в запечатанном виде. Впервые дневник был опубликован только в 1954 г., ровно через половину века.


Подполковник инженерных войск Сергей Александрович Рашевский

Кстати, и Рашевский и Кондратенко потомки казачьих старшин Украины, ставших в XVIII веке малороссийскими дворянами…

Но вернемся в каземат Форта II 15 декабря 1904 года… Несколько человек выжило после взрыва, убившего Кондратенко. А находившийся в том же каземате прапорщик Квантунской саперной роты Берг даже не получил ранений, только контузию. Кстати, этот прапорщик не был молод – ему в 1904 г. исполнилось 39 лет, его призвали из запаса. Позднее, в 1914 г., он так вспоминал те минуты - обязательно прочитайте - это сильные строки, в них ощущается та жизнь на той войне:










В Первую мировую уже полковник инженерных войск Оскар Фабианович Берг будет работать на Транссибирской магистрали, организуя переброску закупленного Россией американского и японского оружия и снаряжения на германский фронт; во время гражданской войны «присоединится» к американскому экспедиционному корпусу, с которым и уедет в США, умрёт в Вашингтоне в 1933 г.

В апреле над местом гибели русских командиров, описанном в приведенных выше воспоминаниях, распускаются деревья и цветы:






Удивительно, но у нас практически никто не помнит потрясающий символизм 1945-го победного года – ультиматум нашего командования с требованием капитуляции Квантунской армии японцам в августе 1945 г. доставил советский полковник Иван Артёменко, родной внук царского генерала Романа Кондратенко, погибшего в Порт-Артуре…

Почему этот факт никогда не пиарили?! В итоге у нас лучше знают натужный символизм Гитлера, который принимал капитуляцию Франции в том вагоне, где когда-то подписали Версальский договор. Но советский символизм получился еще и не показной – внук генерала Кондратенко был одним из главных разработчиков всей логистики переброски наших войск летом 1945 г. из Германии и Восточной Пруссии на Дальний Восток…

Даже обстрел 280-миллиметровых гаубиц не помог взять развалины Форта II и японцы в лучших традициях древних осад повели минный подкоп – «горн».
Вот взрыв этого «горна»:

Место подрыва указано на китайской схеме форта, помещенной в предыдущем посте.

Но и после этих потерь фронт еще держался, японцы несли огромные потери. Однако, через 5 дней после гибели генерала Кондратенко комендант Порт-Артура барон Стессель и новый начальник сухопутной обороны, бывший офицер Отдельного корпуса жандармов Фок и начальник штаба Квантунского укрепленного района Рейс сдали Порт-Артур японцам…

Кстати, обратите внимание на этот специфический этнический состав элиты империи в начале минувшего века – едва ли не треть: «немцы» с двойной лояльностью. Обличающим «жидобольшевиков» страдателям по «россиикоторуюмыпотеряли», видимо, милее этот выводок сомнительных отпрысков голштинцев и остзейцев…

Стессель, Фок и Рейс добиться на переговорах почетной капитуляции и ухода гарнизона с сохранением оружия не смогли. Зато бравый барон Стессель договорился с японцами не только не идти в плен, но и добился у них разрешения увезти с собой из крепости личное имущество…

После войны Стессель, Фок и Рейс (это он поставил подпись на соглашении о капитуляции) будут отданы под суд военного трибунала. Фактически, их признают виновными, но наказания в итоге будут символическими. Фок и Рейс были уволены из армии. Стесселя в 1908 г. приговорили к расстрелу, тут же замененному 10-летним заключением. Через полгода отсидки он был освобожден личным распоряжением Николая II…

Японские офицеры на развалинах форта:


Рассмотрим современные развалины форта подробнее:





















108 лет назад здесь было как-то так:




«Общежитие солдатов» - не вспомнили китайские реставраторы слово «казарма»…

Продолжение следует – господствующая над местностью высота Вантай, Орлиное гнездо.
Tags: Китай, Порт-Артур
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments