alter_vij (alter_vij) wrote,
alter_vij
alter_vij

Три первых китайско-русских военных словаря 1910 1927 1937

В связи с бурными событиями истории ХХ века в России первыми русско-китайскими словарями на военную тематику были последовательно ещё «царский», потом «эмигрантский», а потом, естественно, «советский» словари.

Первый появился на свет в 1910 году. Второй – в 1927-ом. А третий – в том самом 1937-ом.

Самым первым в нашей истории словарём такого рода стал «Опыт краткого словаря военных и морских терминов и выражений, вошедших в современный китайский язык».
Автор словаря - в то время штабс-капитан 12-го Восточно-Сибирского стрелкового его императорского высочества наследника цесаревича полка Валериан Николаевич фон Шаренберг-Шорлемер.



Словарь был отпечатан в типографии Успенского монастыря при Русской духовной миссии в Пекине по разрешению Генерального штаба Российской империи (разрешение подписано по старому стилю 9 сентября 1909 г. за номером 473).
Тираж не указан.

Работу над словарём автор закончил 15 января 1910 г. в Пекине.




Предисловие автора к словарю и первая страница словаря

Сам «Опыт краткого словаря», в отличие от столь скромного названия, представляет собой не только довольно объёмный словарь, но и в приложениях к нему вполне солидный справочник по вооруженным силам и государственным структурам Цинского Китая на кануне падения династии и Синьхайской революции…

Помимо 475 страниц собственно словаря в книге присутствуют:
- вспомогательные к словарю приложения, вроде таблиц ключевых знаков и сокращенного написания иероглифов («героглифов» у фон Шаренберга)
- ключевой указатель, так знакомый всем когда-либо пользовавшимся китайскими словарями, и полный указатель по русским значениям (т.е. словарь, по сути, одновременно, и китайско-русский и русско-китайский).

И четверть от объёма книги это следующие приложения:
- Краткие сведения об организации вооруженных сил Китая
- Формы одежды и наружные отличия китайской армии
- Условные знаки, принятые в китайской армии на картах и схемах
- Наименования учреждений центральных и провинциальных органов власти Цинской империи
- прочие более мелкие приложения, вроде таблицы местных мер и весов (включая запутанные финансовые).
Всё это снабжено кучей всяческих вкладок, в т.ч. и цветных, различных раскладных таблиц и схем, вроде сравнительной таблицы униформы и шариков на головных уборах гражданских и военных чиновников, схем передвижения китайских войск на отдыхе и в походе и т.п.
Одна нехилая схема китайского традиционного (и очень навороченного!) календаря с таблицами и пояснениями занимает 38 страниц…











Всего в данном словаре 827 страниц.


Словарь 1910 года рядом со словарем 1927 года. Обратим внимание - наименование словаря 1910 г. дано на французском

Теперь кратко об авторе словаря.

фон Шаренберг-Шорлемер Валериан Николаевич происходил из прибалтийских дворян, а говоря точнее языком тех лет – из «рыцарства Лифляндии, Курляндии, Эстляндии и острова Эзель».
В 1907 г. поручик фон Шаренберг закончил Владивостокский Восточный Институт по китайско-маньчжурскому отделению. После чего четыре года служил помощником военного агента (т.е. военного атташе) Российской империи в Пекине.
В столице Китая молодой офицер и создал свой словарь, первый такого рода в русской истории.
Кроме того фон Шаренберг переводил и сам писал различные работы по Китаю, его истории и текущей ситуации. Например, печатался в журнале Общества русских ориенталистов, выходившем в Харбине, о танском поэте Ли Бо или переводил с английского на русский язык работу с характерным названием «Кое-что о китайской банковской системе».
С 1911 года фон Шарнеберг находился на службе в Приамурском военном округе.

Русскую революцию и начало гражданской войны уже полковник Валерина Николаевич фон Шаренберг-Шорлемер застал на службе в военно-статистическом (разведывательном) отделении штаба Приамурского военного округа. А в 1919 г. полковник фон Шаренберг служил в управлении государственной охраны в Харбине, а с августа по октябрь 1922 г. был начальником районного охранного отдела Ведомства внутренних дел Земского Приамурского края. Т.е., говоря проще, полковник фон Шаренберг был «белым» контрразведчиком и безуспешно пытался ловить своего бывшего коллегу по работе в разведке Приамурского военного округа штабс-капитана, большевика и резидента советской разведки Константина Харнского.

После падения белых на Дальнем Востоке в конце 1922 г. уже бывший полковник фон Шаренберг перебрался в Маньчжурию, где попал в плотные ряды многочисленной белой эмиграции. От большинства русских эмигрантов бывшего полковника и бывшего прибалтийского дворянина отличало великолепное знание китайского языка. Поэтому, когда в 1924 г. Правлением КВЖД были организованы курсы китайского языка, Шаренберг устроился преподавателем языка и прочих специальных предметов по Китаю.

В 1925 г. по соглашению СССР и Китайской республики все служащие КВЖД обязаны были принять советское или китайского гражданство. Крайне сомнительно, чтобы бывший офицер белой контрразведки принял тогда советское подданство, а китайское ему тоже не слишком светило. Дальнейшая судьба автора столь прекрасного словаря мне неизвестна…

Имеющийся у меня экземпляр ««Опыта краткого словаря военных и морских терминов и выражений, вошедших в современный китайский язык» 12 февраля 1910 года, т.е. сразу после появления на свет, был подарен автором своему старшему коллеге по дипломатической службе в Пекине Николаю Фёдоровичу Колесову. Дарственная надпись гласит: «Дорогому, милому Николаю Фёдоровичу Колесову всегда благодарный Шаренберг 12-2-910 г.»



Колесов Н.Ф. тогда был генеральным консулом в Пекине. Фигура владельца данного экземпляра словаря тоже достойна короткого рассказа.

Родился он в 1867 г. в Санкт-Петербурге, его отец был близким другом весьма популярного в XIX веке российского журналиста А.С.Суворина, покровителя и основного издателя А.П.Чехова. Но будущий владелец ныне моего словаря оказался довольно далёк от русской литературы, т.к. увлёкся литературой восточной, в 1889 г. окончив по китайско-маньчжурско-монгольскому разряду факультет восточных языков Императорского Санкт-Петербургского университета.

С 1893 г. Колесов на дипломатической работе в Китае. С 1898 г. после перехода в распоряжение Российской империи Квантунского полуострова 2-й драгоман дипломатической миссии в Пекине Н.Ф.Колесов некоторое время был фактическим гражданским начальником в Порт-Артуре и Дальнем, одновременно выполняя функции заведующего гражданской частью, дипломатического чиновника и переводчика.

С 1903 г. он уже 1-й драгоман российского посольства в Китае. Драгоман – принятое в царском МИДе официальное наименование дипломатического переводчика в восточных странах. При этом это был не технический работник, а именно член дипмиссии, т.е. в наше время он бы именовался «советник посла».

С 1907 г. Колесов генеральный консул Российской империи в Пекине. Оставался на этой должности вплоть до 1920 г., когда китайское правительство по мере укрепления советской власти в России окончательно отказалось признавать старые русские дипломатические миссии.

В 20-е гг. Колесов продолжал жить в Пекине. В 1923 г. вместе с коллегой по бывшему российскому посольству в Пекине Бруннером по поручению Правления КВЖД издал «Китайско-русский словарь юридических и политических терминов».

По воспоминаниям бывшего колчаковского министра снабжения И.Серебрянникова «Колесов в совершенстве владел устным и письменным китайским языком и в этом отношении имел мало соперников себе. Жил он замкнуто, нелюдимо и в частной жизни отличался некоторыми странностями».

Что за странности отличали частную жизнь бывшего царского генконсула в Пекине и бывшего владельца моего словаря, мне неизвестно. Равно как и не известно, когда и где окончилась эта его странная частная жизнь эмигранта…


Второй в нашей истории китайско-русский военный словарь так же закономерно связан с русской белой эмиграцией в Маньчжурии.
Это «Словарь китайских военных терминов», изданный в 1927 году в Мукдене, столице Маньчжурии.


Автор словаря – Грегори Евгений Виллимович - также бывший полковник царской армии и выпускник Владивостокского восточного института служил тогда инструктором артиллерии при штабе некоронованного властителя Маньчжурии маршала Чжан Цзолина .
У бывшего хунхуза, а ныне китайского маршала и самого влиятельного тогда в Китае политика служило немало бывших белых офицеров. Их военный опыт и качественное пушечное мясо весьма пригодились китайским генералам-феодалам в многочисленных междоусобных войнах, раздиравших Китай в 20-е годы ХХ века.

Словарь был составлен полковником Грегори по поручению маршала Чжан Цзолина и его ближайшего подручного генерала Ян Юйтина.


Чжан Цзолин и Ян Юйтин






Предисловие полковника Грегори к словарю

В середине 20-х гг. полковник Грегори был профессором Мукденской военной академии и участником многочисленных интриг среди белой эмиграции, в которой скопилось слишком много бывших высших офицеров и генералов без армии, а частенько и без куска хлеба.

У бывшего русского полковника Грегори перед большинством военных эмигрантов было одно значительное преимущество – отличное знание китайского языка. Так именно Грегори своими интригами в год выхода в свет своего словаря выпер с должности советника маршала Чжан Цзолина бывшего колчаковского генерала Георгия Клерже.
На побегушках у Грегори за 50 долларов в месяц работал другой бывший колчаковский генерал-майор Дмитрий Загоскин, внук знаменитого в XIX веке писателя, «русского Вальтера Скотта», Михаила Загоскина

Кстати, в 1920 г. у пожалуй самого знаменитого дальневосточного отморозка Унгерна фон Штернберга был в Пекине русский агент, некий подполковник по фамилии Грегори. Остался ряд весьма философских писем, которые Штернберг писал к Грегори в коротких перерывах между боями и казнями, излагая свои прожекты о восстановлении империи Чингисхана для борьбы с мировой революцией... С высокой долей вероятности это и есть наш Грегори, автор «Словаря китайских военных терминов».

Многочисленные военно-эмигрантские интриги не пошли на пользу бывшему полковнику Грегори. Где-то в районе 1928-29 годов Евгений Виллимович покончил с собой, по слухам среди русской эмиграции, якобы разоблаченный как советский агент.
Сведений о работе Грегори на советскую разведку найти не удалось. Но конец 1928 – начало 1929 стали слишком бурными событиями в Маньчжурии. Погиб не только составитель второго в русской истории «Словаря китайских военных терминов», но и большие боссы по чьему поручению сей словарь и составлялся… В июне 1928 г. взорвали поезд маршала Чжан Цзолина. Авторство взрыва до сих пор делят японские и советские спецслужбы. А в январе 1929 г. в результате разборок за наследство маршала был убит и генерал Ян Юйтин, убит людьми сына своего босса. Мафия была там примерно как итальянская, только с более солидным наркотрафиком, с многочисленной артиллерией, десятками самолётов и даже танками (это были первые на китайской земле танки «Рено», купленные Чжан Цзолином во Франции незадолго до своей гибели…)

Ну а теперь немного собственно о словаре. В отличии от словаря 1910 г., словарь 1927 г. это только и исключительно словарь без каких-либо приложений.



Ну и не слишком сытое эмигрантское существование наложило на него свой специфический отпечаток – как в наше время глянцевые журналы забиты рекламой, так и этот «Словарь китайских военных терминов» изобилует рекламными вставками, весьма колоритными по прошествии времени.
Начинается словарь вообще с рекламного разворота мукденского завода «Фей лун» («Летающий дракон»), одного из основных арсеналов армии Чжан Цзолина. Ну и дальше пошло поехало – от рекламы пекинского представительства знаменитых чешских заводов «Шкода» (оттуда в 20-е гг. ХХ века активно поставлялось в воюющий Китай различное стрелковое вооружение) до рекламы харбинских производителей пива и сахара…



Всего в словаре 451 страница и 8384 словарных значения. Отпечатан словарь в типографии Пейянг Пресс в г.Тяньцзине, одном из ныне крупнейших в Китае. Тираж не указан.

Примечательно, что в начале 1930 г. в советском журнале «Проблемы Китая» (специализированное издание Коминтерна по китайской теме) вышла небольшая рецензия на данный словарь. Неизвестный советский автор под псевдонимом П.С. сначала раскритиковал уже покойного автора военного словаря «за стремление вырасти за счет посторонних теме терминов», опечатки и объёмные заимствования из словаря фон Шаренберга 1910 г. Но потом смилостивился к покойнику и его работе: «Всё сказанное ещё не значит, что словарь не годится для работы. В основном он всё же хорош, и пользование им помогает установить точный перевод военных терминов, принятых в китайской армии».


Третьим в истории нашего Отечества и первым советским китайским военным словарем является «Военный русско-китайский китайско-русский словарь» появившейся на свет в пресловутом 1937 году.



Словарь издан государственным институтом «Советская энциклопедия» и является приложением к «Военному русско-китайскому разговорнику».



Замечу, что разговорник, именно как русско-китайский разговорник с военной спецификой, всё же не первый в нашей истории – подобные разговорники для пограничной стражи и охраны КВЖД были изданы в Харбине в 1903 г. и в Пекине в 1906 г. Но и харбинский и пекинский это именно разговорники, не словари.

И словарь и разговорник 1937 года созданы неким товарищем В.Барком, сведений о котором мне найти не удалось.

Разговорник и словарь составляют единую системы, печатались вместе в 7-й типографии «Искра революции» в Москве, Филипповский переулок, 13.
В словаре 248 страниц, в разговорнике их 152.


Обе книжки оформлены – дизайн и материал обложек, шрифты и т.п. – точно так же как первая попытка издания «Советской военной энциклопедии» 1932-33 гг. К 1937 году, правда, значительная часть редколлегии этой энциклопедии уже отошла или активно готовилась отойти в мир иной, а вот особенности книжного дизайна их пережили…



В отличие от царского словаря 1910 г. и эмигрантского словаря 1927 г., первый советский словарь и разговорник 1937 г. предназначены не для академической работы за письменным столом, а, судя по подходящему к карману шинели формату, явно, приспособлены для работы в полевом штабе.
Водя намозоленным курком пальцем по странице разговорника перед носом соответствующего «языка» можно грозно спросить:
- Сылинбу хэгэ будуйди ляньло юн шэммо фанфа вэйчиди? – Как поддерживается связь между штабом и частями?..

Если словарь, кроме формата, немногим отличается от словарей 1910 и 1927 гг., то о содержании разговорника стоит сказать подробнее.



Кроме кратких грамматических сведений о китайском языке там есть такие замечательные разделы как:
- Захват пленного
- Опрос подозреваемого
- Расположение частей, вооружение и т.п.
- Потери, пополнения, политико-моральное состояние
- Классовый состав частей.
- отдельный раздел «Белогвардейцы» и отдельный раздел «Войска Маньчжоу-Го»
ну и прочие любопытные главки по всей специфике, которая может встретиться на войне в Китае…





Примечательно, что, судя по штампу, мой экземпляр «Военного русско-китайского разговорника» в конце 30-х годов находился в библиотеке Курсов ответственных дипломатических работников при Наркомате иностранных дел. На этих курсах учились не карьерные дипломаты, а уже опытные деятели партии в случае их направления на дипломатическое поприще.



Изданы словарь и разговорник довольно большим тиражом в 10 000 экземпляров. Наверняка большая часть тиража сразу же отправилась для работы в ОКДВА, Особую краснознамённую дальневосточную армию, которой через год, в 1938 г. предстояло стать Дальневосточным фронтом
Tags: военно-историческое, китайская библиотека
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →