alter_vij (alter_vij) wrote,
alter_vij
alter_vij

  • Music:

вспоминая 23 февраля...


Никонов А. «КИТАЙ. Популярный военно-политический очерк». Москва, 1925 год. Издательство «Военный вестник».
100 страниц беглого военного исследования Китая начала 20-ых годов ХХ века… В приложении несколько карт Китая, включая огромную цветную карту военных группировок и иностранного влияния в Поднебесной.

«Военный вестник» (редакция располагалась тогда в Москве на Манежной, дом 7) – это долгие годы центральный военно-научный журнал РККА, тогда распространялся только «для служебного пользования». Забавно, на последней странице брошюры Никонова присутствует реклама для соответствующих читателей. Например, сборник Михаила Свечникова «Пособие для решения тактических задач на разведку войсковой конницы» или брошюра «Стратегия американо-японской войны» (до этой войны еще, напомню, 16 лет…)
Теперь собственно о книге и её авторе.
Это первая открытая книга тогда еще комбрига и будущего главного военного аналитика РККА Александра Никонова. Сначала было закрытое издание 1922 г. "Современный Китай: Краткий обзор страны и ее вооруженных сил по данным к 1-му августа 1922 г."
Об одном военном исследовании Китая тех лет я уже как-то писал.


Никонов Александр Матвеевич родился, как и многие деятели бурного ХХ века в1893 году (от Маяковского и Тухачевского до председателя Мао). Никонов из русских поморов, родился в семье православного священника 31 августа в дервне Леликово Вытегрского уезда Олонецкой губернии, ныне Вытегорского района Вологодской области.
До 1-й мировой успел окончить в Петрозаводске духовную семинарию – что тоже характерно для многих деятелей гражданской войны. В 1914 г. поступил в Московскую духовную академию, но со второго курса видимо раздумал быть священником и поступил в Педагогический институт, окончив там один курс. Работал учителем. В апреле 1916 г. призван на военную службу. Осенью того же года окончил Петергофскую школу прапорщиков. Там в Петергофе в годы 1-й мировой было аж три школы прапорщиков, по сути это был один из основных центров подготовки младшего командного состава для армии. Выпускников этих школ потом разбросало по всем фронтам и сторонам баррикад, именно юнкера этих школ неудачно охраняли Зимний дворец в октябре 1917 г.
Никонов в звании подпоручика был направлен в 55-ю пехотную дивизию командиром роты, сначала в 677-й Мологский, потом в 220-м Скопинский пехотный полк. Эта дивизия была второочередной, в начале мировой войны охраняла вначале побережье Финского залива. Затем участвовала в Лодзинском сражении и в тяжелых боях на Равке, когда немцы впервые на русском фронте массированно применили химические снаряды. 220-й Скопинский полк был вообще первой частью русской армии, испытавшей на себе химическую атаку противника, еще газобаллонную, хлор… Тогда по донесению командования «солдаты проявили больше удивления и любопытства к появлению облака газа, нежели тревоги». Приняв облако газа за дымовую завесу и маскировку атаки, русское командование усилило передовые окопы и подтянуло к облаку газа резервы…. «Вскоре окопы, представлявшие здесь лабиринт сплошных линий, оказались заполненными трупами и умирающими людьми».
Затем дивизия вела тяжелые бои в отступлении под Вильно и у самого большого белорусского озера Нарочь. Там и тогда в марте 1916 г. русское командование, пытаясь помочь французам у Вердена предприняло локальное наступление, вылившееся в упорную позиционную мясорубку и тысячи убитых с обеих сторон за высоту «Ферлинандов нос». С обеих сторон массированно применялось химическое оружие, при этом русской пехоте не всегда хватало винтовок. Немцы в ходе этой операции потеряли 20 тысяч человек, русские около 100 тысяч.
В эти обескровленные части и прибыл с пополнением подпоручик Никонов. В феврале 1917 г. он сразу поддержал большевиков, был избран председателем полкового и членом дивизионного комитетов. Летом 1917 г. за агитацию против войны был смещен
с должности командира роты, но уже в октябре избран председателем Военно-революционного комитета 55-й пехотной дивизии, а вскоре стал выборным командиром этой дивизии. Обязанности командира дивизии исполнял до февраля 1918 г., когда фронт и старая армия развалились окончательно.
В мае 1918 г. бывший поручик и бывший комдив Никонов вернулся в родные края и работал в г.Вытегре (Олонецкая губерния) заведующим школой. Успел окончить в Петрограде высшие педагогические курсы и в ноябре 1918 г. стал заведующим отделом народного образования Вытегорского уезда. Политической деятельности не оставил, в 1918 г. вступил в ВКП(б), а в мае 1919 г. избран председателем Вытегорского уездного комитета партии большевиков. В том же мае 1919 г. Никонов по партийной мобилизации вступает в Красную Армию. Сначала он – командир роты коммунистического отряда особого назначения, затем командир «сводного коммунистического отряда» Мурманского боевого участка, прикрывавшего северо-запад России от англо-американских интервентов и финнов. В октябре 1919 г. командир резервного отряда коммунистов при Смольном в Питере.
С ноября 1919 г. Никонов становится начальником штаба 6-й бригады 2-й стрелковой дивизии РККА. Дивизия ранее участвовала в Бугурусланской, Бугульминской, Белебеевской и Уфимской операциях на колчаковском фронте, а в конце 1919 г. прибыла оборонять Петроград (идет контрнаступление против Юденича и эстонцев). С начала 1920 г. дивизия в составе Трудармии ведет добычу торфа и заготовку древесного топлива в пределах Петроградской губернии, строит мосты. С июня 1920-го дивизию перебрасывают на польский фронт: она участвует в июльском контрнаступлении в Белоруссии. В августе 1920 г. части дивизии штурмуют форты Брест-Литовска, затем упорные бои на подступах к Варшаве в районе станции Водомин. Потом отступление с боями из под Варшавы в направлении на Белосток с огромными потерями, трижды попадая и прорывая окружение… Никонову приходится воевать с поляками в тех же местах, где он воевал с немцами четырьмя годами ранее.
С конца 1920-го, после заключение перемирия с Польшей, дивизия несла пограничную службу под Минском, ведя борьбу с бандитизмом и ликвидируя повстанческие вооруженные группы в Белоруссии.
В ноябре 1921 г. Александр Никонов становится сотрудником 3-го отдела Разведуправления РККА, в следующем году он уже помощник начальника 3-го отдела, а с ноября 1924 г. начальник данного. Именно 3-й (информационно-статистический) отдел в 1920-30 гг. считался и по составу, и по квалификации сотрудников наиболее подготовленным в профессиональном отношении подразделением центрального аппарата советской военной разведки. 3-й отдел являлся аналитическим центром будущего ГРУ, который систематизировал, обобщал и анализировал всю поступающую информацию и давал свою оценку событиям, происходящим в Европе и мире. Из этого отдела поступали заявки во 2-й агентурный отдел на получение информации по военным и политическим проблемам, интересовавшим высшее военное руководство страны. Фактически, Никонов был главным военным аналитиком в СССР. Основное направление – анализ поступающей информации от военных разведчиков и прогнозирование будущих войн. Например, в мае 1928 г. Никоновым с участием Берзина и ряда других военных разведчиков по инициативе Тухачевского подготовлено и издано тиражом 80 экземпляров закрытое исследование для высшего военно-политического руководства страны «Будущая война», томина в 735 страниц: от демографии до передовых научно-технических разработок. На основе этой закрытой разработки в 1929 г. издано открытое исследование «Подготовка войны против СССР». Никонов там фигурирует под псевдонимом «С.Дашиньский»
В 1927 г. Никонов заканчивает курсы усовершенствования высшего начсостава при Военной академии имени Фрунзе (наследницы Академии Генштаба императорской армии). В августе 1929 - феврале 1931 гг. он проходит командную стажировку в строевых частях, сначала как командир стрелкового батальона, затем командиром 127-го стрелкового полка (позже этот полк будет участвовать в боях с японцами на Халхин-Голе, но Никонов к тому времени уже будет мертвым).
После армейской стажировки Никонов вновь возвращается в разведку, вновь начальник 3-го отдела Разведуправления РККА. В декабре 1934 г. комдив (т.е. по нынешнему генерал-лейтенант) Никонов становится заместителем начальника Разведупра РККА. Все эти годы он работает под руководством старого большевика и одного из основных руководителей советской военной разведки Яна Берзина. Никонов это и знаменитый и пресловутый Рахард Зорге и Шандор Радо, Леопольд Треппер, Арвид Харнак и многие другие известные и неизвестные операции советской военной разведки.
В 30-е Никонов живет в Москве по адресу 1-й переулок Тружеников, дом 12. По ночам «генерал-лейтенанту» Никонову приходилось сидеть над переводами, потому что в семье было четверо детей и его генеральского оклада не хватало, чтобы сводить концы с концами. Никонов, владея иностранными языками, переводил зарубежные военные исследования. Например, перевел и написал предисловие к книге полковника французской военной разведки и по совместительству главу «госбезопасности» княжества Монако Жана-Шарля Огюстена Берни «Разведка на войне»…
Вообще ведущим военным аналитиком СССР под собственным именем и под псевдонимами написано и отредактировано немало работ и книг, как популярных, так и секретных изданий. Например, это.
В свободное время комдив Никонов с увлечением играл в городки.
Середина 30-х гг. это как раз ещё и внутренняя борьба в органахразведки «чекистов» и «армейцев». Никонов со своим начальником и другом Берзиным примыкал к «армейцам». В августе 1937 г. с момента ареста Берзина целых пять дней Никонов формально является руководителем советской военной разведки. 5 августа 1937 г. Никонов арестован. После его ареста общее руководство военной разведком возложено на наркома НКВД Ежова. Никонов же 25 октября 1937 г. Военной коллегией Верховного Суда СССР «за участие в контрреволюционном военном заговоре» приговорен к смерти. Расстрелян на следующий день. 19 мая 1956 г. реабилитирован.



А вот и другая сторона невидимого фронта. Капитан 1-го ранга Арима «Уличные бои японских морских десантов в Шанхае». Государственное военное издательство, Москва, 1935 год.
Это такое сугубо военное тактическое описание боев современной армии в большом мегаполисе, на основе опыта боёв в январе-марте 1932 г. в Шанхае. Это еще до Мадрида, до Сталинграда и прочих уличных битв Второй мировой. Так что, по сути, это первое военное исследования уличной тактики, после баррикадных битв в революциях XIX века…
О сугубо советском военном исследовании шанхайских боёв я ранее упоминал тут.
Самурай Арима деловито описывает свою работу: книга вся состоит из 104 страниц дотошных описаний и схем боев буквально за отдельные улицы, дома и перекрестки крупнейшего мегаполиса мира...

Интересно, что среди морских самураев Арим было немало – один Арима еще в 1904 г. разрабатывал и реализовывал план блокады Порт-Артура, другой Арима через 40 лет в ранге вице-адмирала стал первым камикадзе. Впрочем, первый блин – как везде комом – самолет того Аримы не долетел 30 метров до авианосца «Франклин»… Но пример оказался весьма заразительным.
Вполне возможно, что автор данной брошюры и есть тот самый Арима, по возрасту и военной биографии подходит. Но «мало ли в Бразилии Педро…»
Забавно, что в советском предисловии обильно цитируются изданные в Берлине корреспонденции, специализировавшегося тогда на Дальнем Востоке, немецкого журналиста Зорге…



Жывотное как бе намекает, что есть вещи куда более актуальные, чем старые около-китайские страсти…
Tags: китайская библиотека
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments