alter_vij (alter_vij) wrote,
alter_vij
alter_vij

К грядущему 100-летию Синьхайской революции

Навстречу вековому юбилею Синьхайской революции, с которой и начался современный Китай, добыл на просторах загнивающей Цинской империи Российской Федерации первую публикацию на русском доктора Сунь Ятсена, дедушки современного Китая (папой был Мао, а мамой Дэн Сяопин)))

Итак, либерально-народнический журнал «Русское богатство», № 5 за май 1897 г. и №12 за декабрь того же 1897 г.

Будущий первый президент Китайской республики и «отец нации» Сунь Ятсен в то время после попытки неудачного антиманьчжурского мятежа в родном Кантоне обретался в Лондоне, где его попытались напоить чаем с полонием похитить спецслужбы императрицы Цы Си (тётка была мощная, пиздила стабфонды не хуже Путина с абрамовичами).
Мятежного доктора Суня таки похитили, но вывезти из Британии в цинский Китай не смогли, разразился скандал и его были вынуждены отпустить из подвалов маньчжуро-китайского посольства. Вот об этой истории и поведал русскому читателю журнал «Русское богатство» в статье с колоритным названием «Невероятнее сказки. Рассказ доктора китайца о его похищении и заточении в Лондоне».

Весьма примечательно начало статьи – заметка переводчика:
«- Хотите познакомиться с китайским заговорщиком?
- С китайским заговорщиком?
- Ну, да. Он очень интересуется русскими (соседи ведь вы!) и просил его познакомить, если можно…»


Так вот автором предисловия и переводчиком данной статьи будущего отца китайской нации тоже был революционер и заговорщик, только естественно русский - Феликс Волховской. Один из первых русских революционеров, о котором, в отличие от многих его соратников, помнят ныне лишь пыльные страницы совсем старых книг… А ведь именно такие люди незаметно и творили историю.

Феликс Вадимович Волховской из старинного дворянского рода, родился в 1846 году на Полтавщине, раннее детство провел под Новгородом-Волынским в поместье деда.
После Петербургской и Одесской гимназий поступил вольнослушателем на юридический факультет Московского университета. Здесь попал в революционную среду и вскоре привлек внимание полиции. С университетом пришлось расстаться. Волховской поступил приказчиком в книжный магазин. А в феврале 1868 года был арестован по делу о так называемом "Рублевом обществе" – в общем то невинной пропагандистской группе, которую он организовал вместе с Германом Лопатиным (будущим народовольцем и первым в России переводчиком «Капитала» Маркса).
Арестованный Волховский полгода содержался в Петербурге за решеткой - сначала при Третьем отделении, затем в Петропавловской крепости. Его освободили со строгим внушением и отдали матери на поруки, учредив негласный надзор.
В 1869 году Волховской познакомился с группой знаменитого Сергея Нечаева и, хотя участия в их деятельности не принимал, не разделяя их слишком уж тоталитарной программы, был арестован по обвинению в близости к этому кружку. Он провел в предварительном заключении более двух лет и затем был выпущен. В тюрьме начал писать стихи.
Вскоре после освобождения Волховской женился на М. И. Антоновой, тоже проходившей под следствием за неблагонадежность. Жил на Кубани, потмо в Ростове-на-Дону. Там Волховской выпускал рукописный журнал "Вперед", с отделом поэзии, почти целиком заполнявшимся его стихами. Переселившись в Одессу Волховской с большим успехом вел
революционную пропаганду среди рабочих и студентов (среди распропагандированных им был и Андрей Желябов, будущий лидер «Народной воли», подготовивший убийство Александра II).
В 1873 году Волховский был арестован и доставлен в Москву. Дерзкая попытка побега кончилась неудачей; Волховской был переведен в Петербург, где предстал вместе c другими участниками "процесса 193-х" перед судом Особого присутствия Сената. Его приговорили к лишению всех прав и к вечной ссылке в Сибирь.
Волховской прибыл в город Тюкалинск (экое хорошее название!) Тобольской губернии поседевшим, с навсегда утраченным от побоев слухом. Пока он находился в тюрьме, у него умерли жена и ребенок. Ссыльный Волховской в эти годы добывал средства к жизни исключительно физическим трудом - нанимался косить, красил полы, изготовлял вывески, переплетал книги…
Из Тюкалинска, где он проживал с 1878 по 1881 год и где женился на ссыльной революционерке Анастасии Хоржевской, Волховской перевелся в Томск. Восемь лет жизни в Томске стали временем энергичной литературной деятельности, преимущественно в местной, но также и в столичной печати. Злые фельетоны Волховского в "Сибирской газете" (писал под характерным псевдонимом Иван Брут) восстановили против него попечителя местного учебного округа, архиерея и многих других лиц. Результатом была высылка в Иркутск, где Волховской поступил на службу в Общество приказчиков. Незадолго до отправки он пережил еще одну драму: покончила самоубийством его жена.

Феликс Волховский собственной персоной
У Волховского немало стихов, немало среди них и хороших. Мне запомнился один, пожалуй, очень точно отражающий этого каторжного автора. Стих с названием
ТЕРПЕНИЕ

Давно уж я в тюрьму попал
(По воле неба, без сомненья)
И, сидя в ней, вполне познал,
Что в жизни главное - терпенье.

С тех пор, едва замечу где
Нетерпеливое волненье, -
Твержу всегда, твержу везде:
"Терпенье, господа, терпенье!"

Неблагодарный арестант
Всё жаждет лучшего удела:
Зеленый воротник и кант
Клянет, крича, что "тянут дело".

"Уж сил нет долее страдать,
Меня убьет сердцебиенье"...
(Чудак, - не хочет умирать!)
"Имейте, милый мой, терпенье!"

Старуха, арестанта мать,
Всё молит об освобожденьи.
"Мой друг, старайтесь же понять
Всю непристойность нетерпенья..."

"Стара я, - говорит она, -
Не опоздало бы решенье..."
- "Ах, боже мой, - не вы одна!..
Имейте, мать моя, терпенье!"

Болезненный отец-старик
О сыне каждый день вздыхает
(Чудак, в два года не привык!)
И на судьбу свою пеняет:

"Работать не могу уж я,
Работник-сын мой в заключеньи,
А хлеба требует семья"...
- "Что ж делать, сударь мой, - терпенье;

Забравшись в темный уголок,
Тоскует девушка: "Мой милый,
Когда ж мученьям нашим срок?
Когда же срок тюрьме постылой?

Все лучшие мои года
В тоске проходят и в томленьи"...
- "Стыдитесь, право, господа, -
Имейте ж крошечку терпенья!"

(написано 12 сентября 1871 года)

Из Иркутска Волховской переехал в Читу, затем в Кяхту, далёкий городок на границе Российской и Цинской империй. Отсюда он бежал. Два месяца пробирался по еще вполне полудикому Дальнему Востоку - на лошадях, пароходах, пешком, пока наконец в октябре 1890 года не прибыл во Владивосток. Навигация кончалась, в порту находилось последнее иностранное судно, направлявшееся в США. На нем Волховской пересек Тихий океан, навсегда оставив Россию.
В итоге он поселился в Лондоне. Здесь вместе с известным террористом Сергеем Степняком-Кравчинским он организовал "Общество друзей русской свободы", выпускал журнал "Free Russia" и издавал "Летучие листки" Фонда вольной русской прессы, распространявшиеся в России, позднее вступил в партию социалистов-революционеров; активно участвовал и в английской политической жизни.
После первой русской революции объявили амнистию всем политическим осужденным, и Волховской получил возможность вернуться в Россию. В 1907 году он покинул Лондон, но дальше Финляндии не поехал, старым каторжным умом опасаясь нового ареста, и возвратился назад, в Лондон. В том же году в Москве вышел первый и единственный сборник его стихов "Случайные песни", вскоре конфискованный властями….
В самый канун первой мировой войны, 3 августа {23 июля) 1914 года, Волховской умер.

За три года до смерти он имел возможность вспомнить своего давнего китайского знакомца, скромного китайского доктора Суня, когда в Европу пришли вести о революции в непонятном Китае и крахе 300-летней династии Цинов. Тогда же за китайской революцией не без зависти («соседи ведь вы!») наблюдал и другой русский эмигрант Ульянов. А спустя десяток лет уже сам Сунь Ятсен, вновь вынужденный бежать из Китая, не без зависти наблюдал за лихим Ульяновым.
Вот такие вот русско-китайские дела. Это вам не Пу с Ху…

"отец нации" спешит то ли из Китая, то ли в Китай... Картина из мемориального музея на Тайване

Два больших революционера – китайский и русский – лично знакомы не были, но с вниманием и заметным уважением наблюдали друг за другом, а в последние годы жизни заключили военно-политический союз (который через военную школу Вампу по сути породил и современную КНР и современный Тайвань).
Ленин и Сунь умерли с разницей в год и месяц. О первом советском издании Сунь Ятсена я как-то упоминал вот тут
А чтобы закрыть тему доктора Суня - вот еще одно моё приобретение из последних – брошюра небезызвестного товарища Радека Карла Беренгардовича (тогда одного из ведущих руководителей Коминтерна) на смерть Сунь Ятсена. Москва, библиотека журнала «Огонёк», 1925 год…
Tags: китайская библиотека
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments