alter_vij (alter_vij) wrote,
alter_vij
alter_vij

пломбированный вагон, расстрел царя, коминтерн, объединённая оппозиция, очерки по истории китая...

«Очерки по истории Китая». Г.И.Сафаров. ОГИЗ-Соцэкгиз (Гос-е соц.-экономическое издат-во), 1933 г. 405 стр., 10 000 экз.

Это не просто книга про Китай. Это 400 страниц марксистского анализа истории Китая, написанного, когда марксизм еще не стал внутриполитической схоластикой, а был очень практической идеологией, рождавшей революции по всему Шару Земному…
Кстати, написано весьма интересно, по стилю изложения напоминает работы Л.Н.Гумилёва, который, вполне возможно, учился увлекательно писать об истории Евразии в т.ч. и у данного автора…
А судьба автора просто фантастически феерична – в 17 лет стал большевиком, в Россию из эмиграции вернулся с Лениным в том самом пресловутом «пломбированном вагоне».
Именно автор этой книги организовал расстрел Николая II, и он же первый сообщил об этом России и миру.
Он же был участником практически всех внутрипартийных оппозиций в 20-е годы, выступал против Сталина и собирался набить морду Троцкому.
Не был реабилитирован ни в 50-е, ни в 80-е годы.
Биография и фото этого человека под катом.

Сафаров Георгий Иванович – дитя империи – родился в семье армянина и полячки в 1891 г. в Санкт-Петербурге. Интересно, что и до революции и после революции – везде он записан и сам писал свою национальность: «русский». При этом был воинствующим интернационалистом.

С 14 лет – т.е. с 1905 года – Сафаров участник социал-демократических кружков. В 17 лет он вступил в РСДРП, избегая ареста, уехал в эмиграцию. Весной 1912 г. Ленин нелегально посылает в Россию двух своих самых доверенных лиц – свою любимую женщину Инессу Арманд и 21-летнего Георгия Сафарова. Вскоре Сафарова арестовывают, но ему удается бежать. Он обосновался во Франции, из которой был выслан в Швейцарию вскоре после начала первой мировой войны за антивоенную пропаганду.

Там в Швейцарии он становится одним из самых близких соратников Ленина, его секретарем. Сафаров один из тех, кто весной 1917 г. едет в революционную Россию вместе с Лениным в знаменитом «пломбированном вагоне».

В Петрограде Сафаров становится членом редакции «Правды» (вместе со Сталиным, Зиновьевым и Молотовым). Кроме того Сафаров - член Петроградского комитета РСДРП(б), участвует в подготовке октябрьских событий.

В 1918 году он — член Президиума Уральского областного комитета РКП(б), редактор газеты «Екатеринбургский рабочий». Именно Сафаров становится один из руководителей казни семьи отрекшегося Николая Романова.

И именно он первым в своей статье в «Екатеринбургском рабочем» сообщит России и миру о казни бывшей царской фамилии: "Пусть при этом были нарушены многие формальные стороны буржуазного судопроизводства и не был соблюден традиционно-исторический церемониал казни коронованных особ. Но рабоче-крестьянская власть проявила при этом крайний демократизм. Она не сделала исключения для всероссийского убийцы и расстреляла его наравне с обыкновенным разбойником", - писал Сафаров. «Нет больше Николая Кровавого... И рабочие и крестьяне с полным правом могут сказать своим врагам: "Вы поставили ставку на императорскую корону? Она бита, получите сдачи одну пустую коронованную голову!"
(Видимо, из-за этой образной фразы публициста Сафарова и пошла легенда об отрезанной "коронованной голове", которую якобы вывез Юровский в Москву в банке со спиртом.)


Сафаров в 1918 году в Екатеринбурге

С марта 1919 г. – неугомонный Сафаров один из активных участников известной «Военной оппозиции» вместе с Ворошиловым (против Троцкого и Ленина), протестуя против преобразования революционной Красной армии в «обычную» регулярную армию.

В сентябре 1919 г. Сафаров получил тяжелое ранение во время знаменитого взрыва в Леонтьевском переулке в Москве, устроенном анархистами, готовившими покушение на Ленина. Но уже весной 1920 г. он по распоряжению ЦК едет в Среднюю Азию. Он член Туркбюро ЦК РКП(б), т.е. один из главных большевистских руководителей в Средней Азии. Отсюда начинается интерес марксиста Сафарова к Азии и к истории азиатских народов. В марте 1921 года он содокладчик Сталина на Х съезде РКП(б) по национальному вопросу, на том самом съезде, на котором принято решение о начале НЭПа и делегаты которого организовывали подавление кронштадтского мятежа.

В 1921 году Сафаров организовывает депортации русского, в основном казачьего, населения Семиречья, (юго-восток современного Казахстана и частично Киргизии в районе Иссык-Куля). Это было то население, которое начали переселять в Семиречье еще при Столыпине, при этом с 1907 о 1917 гг. было уничтожено в разных районах Семиречья от трети до 60% туземного населения. Т.е. марксист Сафаров «перегибал палку наоборот». Впрочем, против политики Сафаров в Туркестане выступил даже один из первых чекистов Яков Петерс, в то время представитель ВЧК в Туркестане.
В том же 1921 г. выходит первая книга Сафаров – «Колониальная революция», содержание ясно из названия – перспективы и практика революции в странах Азии.

С 1922 г. Георгий Сафаров второй человек в Коминтерне – он секретарь Исполкома Коммунистического интернационала и одновременно, как специалист по Азии, Заведующий Восточным отделом Коминтерна. Руководит Коминтерном старый приятель Сафарова товарищ Зиновьев.
Зиновьев одновременно и бессменный руководитель красного Петрограда. И при нём Сафаров становится членом Ленинградского обкома партии, редактором «Ленинградской правды» и руководителем Ленинградского губкома комсомола.
На 11 и 12 съездах партии (март 1922 г. и апрель 1923 г.) Сафарова избирают кандидатом в члены ЦК ВКП(б).

В Ленинграде с 1924 г. Сафаров вступает в полемическую и политическую борьбу одновременно и со «сменовеховцами» Устрялова и Лежнева (впрочем, это были маргиналы) и с «демоном революции» товарищем Троцким. Именно Сафарову принадлежит фраза – «Партия давно хочет набить морду Троцкому». Впрочем, и Троцкий отпускал по поводу Сафарова колкие цитаты из Салтыкова-Щедрина - "игрушечного дела людишки".

Но с 1925 г. Сафаров один из ведущих лидеров «Объединенной оппозиции» против Сталина вместе с Троцким и Зиновьевым. В Ленинграде он пытается созвать съезд комсомола и издавать свой журнал «Большевик» (отдельный от московского теоретического партжурнала с аналогичным названием), за что на XIV съезде ВКП(б) в декабре 1925 г. по инициативе Сталина он снят со всех своих постов.

Тем не менее, Сафаров остается едва ли не самым активным и ведущим лидером «Объединенной оппозиции», даже более активным, чем растерявшиеся Троцкий и Зиновьев. Кстати, Сафаров был не только практическим, но и теоретическим противником сталинистов - он считал, что в СССР «при линии Сталина» неизбежно будет построен не социализм, а госкапитализм.

В мае 1926 г. беспокойного Сафарова отправляют в "партийную ссылку": он назначен 1-м секретарем полпредства СССР в Китае. Это год наиболее бурных военных и революционных событий в Китае – Северный поход Гоминьдана и т.п. Отсюда начинается интерес Сафарова к Китаю и его истории.

Спустя год Сафарова пытаются отправить на работу в торгпредство СССР в Константинополе. Но 1927 г. это пик внутрипартийной борьбы в ВКП(б), и Сафаров отказывается ехать в уже глухую кемалистскую Турцию. И в декабре 1927 г., после окончательного разгрома троцкистско-зиновьевской оппозиции, Сафарова исключают из ВКП(б) и отправляют уже в настоящую ссылку в Ачинск.

Впрочем, через 11 месяцев, когда зиновьевцы в отличие от троцкистов примирились со сталинистами, он снова восстановлен в партии и снова возглавил Восточный отдел Коминтерна. В последующие годы он работал главным образом как востоковед: историк и политолог, выступил с теорией "аграризации" колониальных стран. Впрочем, он не был просто «политологом», он курировал азиатское и африканское направление в Коминтерне – т.е. был главным менеджером революции в Азии и Африке.

Именно в этот период, в 1933 г. выходит весьма объемный и фундаментальный труд Сафарова – «Очерки по истории Китая», классический марксистский анализ истории Китая. В книге анализ позиции Троцкого по вопросам революции в Китае дан уже через призму работ Сталина, впрочем, в книге есть цитаты и из работ Троцкого, изданных уже после его высылки из СССР (Л.Троцкий "Перманентная революция", Берлин, 1930 г.).

Через год после выхода книги, в декабре 1934 г., сразу после убийства Кирова в Ленинграде, Сафаров арестован по делу "Ленинградского центра" (зиновьевской оппозиции). 9 января 1935 г., после состоявшегося 28 декабря 1934 г. судебного процесса по этому делу, материалы в отношении ряда арестованных были выделены в отдельное производство - "ленинградской контрреволюционной зиновьевской группы Сафарова, Залуцкого и др.".
16 янв. 1935 дело рассмотрено особым совещанием при НКВД СССР, и Сафаров осужден на 2 года высылки.

В 1936 г., когда пошла вторая волна процессов по «зиновьевской оппозиции», Сафаров снова приговорен к 5 годам лагерей. В 1937 г. он был в ВоркутЛаге, затем этапирован в Москву, позднее находился в заключении в Саратовском централе (где спустя 60 лет сидел Лимонов).

27 июня 1942 г. в связи с приближением фронта к Поволжью ОСО при НКВД СССР приговорило Сафарова к расстрелу. Приговор приведен в исполнение 16 июля 1942 г.

Забавно, что когда в конце 1950-х - начале 1960-х дело т. н. "ленинградской контрреволюционной зиновьевской группы Сафарова, Залуцкого и др." было пересмотрено в судебном порядке и прекращено за отсутствием состава преступления в действиях всех его участников, кроме… самого Сафарова. Аналогичное положение сложилось и с восстановлением в партии: в 1990 все участники «группы Сафарова» были посмертно восстановлены в партии, кроме самого Сафарова.
Так что и посмертно секретарь Ленина и участник практически всех внутрипартийных оппозиций не примирился с вождями КПСС )))

Книги Сафарова:
«Колониальная революция», Пг. 1921 г.
«Проблемы Востока» , Пг., 1922 г.
«Национальный вопрос и пролетариат» , Пг., 1922г.
«Смысл событий в Китае» , М., 1924 г.
«Китайский 1905 год» , Л., 1925 г.
«Классы и классовая борьба в китайской истории» , М.-Л., 1928 г.
«Проблемы национально-колониальной революции» , М.-Л., 1931 г.
«Очерки по истории Китая» , М., 1933 г.

Книга «Очерки по истории Китая» издана ровно за год до ареста автора. Т.е., подозреваю, что с конца 1934 г. её не читали ни в библиотеках, ни дома. Тем не менее, судя по всем разрезанным страницам и редким аккуратным пометкам на полях, книга внимательно прочитана. Необходимость разрезать страницы для чтения и заметки на полях – это вообще родовой признак книг 20-30-х годов прошлого века.
Забавно, что мягкий бумажный переплёт, да и вся книга в отличном состоянии.
Tags: китайская библиотека
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments