alter_vij (alter_vij) wrote,
alter_vij
alter_vij

НАНО-МАРКСИЗМ

Закономерно, что большинство людей даже не задумываются о том, в каком обществе (точнее – при каком «строе») они живут, работают, растят детей и памидоры. Это нормально.
Не нормально, что у нас вообще после 1991 года никто не дал ответа на вопрос – какой нынче в РФ «строй»? или несколько понаучнее – какая в России, после исчезновения СССР, сложилась социально-экономическая формация?
Априори считается, что до 1991 г. у нас был «социалистический строй», а ныне – благодаря шумной риторике 90-х – молчаливо считается, что у нас «капитализм» (порой с научненькими поправками типо «дикий капитализм», «капитализм периода первоначального накопления» и т.п.)

Как ни крути, но до сих пор наилучшим методом классификации социально-экономических формаций остаётся марксизм (с его первобытно-общинным, рабовладельческим, феодальным, капиталистическим и социалистическим строями + пресловутым коммунизмом).
Вот давайте этот деидеологизированный марксизм используем для попытки понять, «при каком строе мы живём».

Капитализм традиционно определяется как «общественно-экономическая формация, основанная на частной собственности на средства производства и эксплуатации наёмного труда капиталом».
Верно. Но присутствует ли у нас в России частная собственность на основные средства производства? (если термин «частная» понимать в фундаментальном, а не житейском смысле). Осмелюсь утверждать, что нет, не присутствует. Ибо, если отбросить всю формально-юридическую мишуру, то – начиная от приватизации «по Чубайсу» и по ныне – частная собственность на основные средства производства в России есть явление весьма условное. И это не частный – простите за каламбур – случай, связанный со злобным «рейдерами» или коварными «коррупционерами» и т.д., а фундаментальное свойство российской экономики в целом.
Т.е. на мелком и среднем уровне мы, безусловно, найдём примеры подлинно частной и капиталистической собственности. Но в сфере крупной промышленности, определяющей лицо страны, никакой реально частной собственности у нас не было и нет.
Пресловутые олигархические группировки, сросшиеся на верху с госаппаратом (основные собственники в современной России) считаться за частных капиталистических собственников никак не могут. Природа их возникновения и функционирования совсем иная.

Я утверждаю, что ныне в РФ на базе техники и инфраструктуры последней трети ХХ века господствуют феодальные отношения.

Что такое феодализм? (от лат.Feodum – владение).
Основной и главный определяющий признак феодализма – «наличие феодальной собственности, выступающей как монополия господствующего класса (феодалов) на основное средство производства».
В средние века «основным средством производства» была земля. И по инерции считается, что феодализм может быть исключительно аграрным (частный случай – скотоводческий, у кочевников).
Но с ХХ века основным средством производства выступает фабрично-заводская и сырьевая промышленность. Земля теперь лишь одна и не главная составляющая «основных средств производства», и чисто аграрный строй в нашем веке не возможен. Впрочем, доминирование сырьевой составляющей в экономике и социальных отношениях ряда стран вновь превращает землю в основное средство производства (правда уже не в сельско-хозяйственном смысле).

Т.е. в реальности феодализм может быть и не аграрным. Он вполне может стабильно существовать на базе сырьевой промышленности. Такой классический сырьевой феодализм образца ХХ-ХХI вв. мы ярко выраженно наблюдаем, например, в Саудовской Аравии или в Иране (и в шахском и у аятолл).

Что такое феодальная собственность? Это собственность, возникшая и основанная на внеэкономическом принуждении. Как определяет тот же классический марксизм – «Это была не свободная и полная частная собственность, а условная, ограниченная отношениями личного господства и подчинения собственность, с которой непосредственно связывалась политическая и военная впасть класса феодалов».
С Саудовской Аравией всё предельно понятно – там классический феодализм сменил лишь характер средств производства – земельные владения, как средство аграрного (в данном случае кочевого) производства в результате чужого прогресса стали средством сырьевого (нефтяного) производства.

Но ведь и в современной РФ ситуация с собственностью на основные средства производства аналогична, хотя и более сложна и от того не так явно просматривается для стороннего наблюдателя (и тем более для непосредственного участника).

Итак, классической частной собственности на средства производства в России нет. И если внимательно присмотреться – ясно проступают черты именно феодальной собственности на средства производства. Ведь у нас господствует именно такая «условная, ограниченная отношениями личного господства и подчинения собственность». Если в 90-е, в силу общего хаоса, это было ещё не вполне ясно, то к 2008 году во всех «олигархическо-государственных» группировках, владеющих всеми основными средствами производства в РФ (ну кроме всякой мелочи), мы видим именно такие отношения собственности.

Это отношения именно феодальные.
1) Они возникли не на экономической основе, а в результате непосредственных силовых действий чиновничье-бандитских группировок (см. всю историю и механику большой приватизации) после распада прежней государственно-экономической системы в 1991 г.

2) Они существуют именно как феодальные, основанные на силовом («административном») ресурсе. Т.е. отношения собственности основаны не на примате прав частного собственника (как при капитализме), а на конкретной силе, способности конкретной группировки в конкретный период времени удерживать в своём владении конкретное средство производства – та самая «условная собственность, с которой непосредственно связывалась политическая и военная власть класса феодалов». Слово «военная» тут отсылает не к вооруженным силам (ибо они пока еще в основном наследие предыдущей формации) а конкретно к МВД и прочим «силовикам», чью значимую роль в нынешней экономике РФ нет нужды объяснять.
Здесь диалектическая взаимосвязь – силовой ресурс рождает владение средством производства (при аграрном феодализме это была бы земля, при промышленном феодализме это прежде всего все объекты сырьевой промышленности), а владение средством производства рождает силовой ресурс. Попытка в феодальных условиях стать крупным капиталистом закономерно приводит к экспроприации нарождающегося капиталиста феодалами (см. историю Ходорковского). Силовой ресурс - это и привилегия феодалов и единственное средство стать феодалом (деньги тут вторичны – см. судьбы некоторых западных инвесторов).

3) Вся иерархия этих отношений именно феодальная. «Не свободная и полная частная собственность, а условная, ограниченная отношениями личного господства и подчинения собственность» - ныне эта фраза из классического марксистского определения феодализма, спасибо В.В.Путину и его группировке, предельно точно описывает отношения собственности на средства производства в РФ.
Это при капитализме крупный собственник может себе позволить быть частным лицом, при феодализме он должен быть встроен в феодальную иерархию, иначе быстро потеряет, как минимум, собственность.

Всё более чётко мы наблюдаем и господствующий класс – группа «менеджеров», как «государственных», так и «частных», обслуживающих управление (по сути владеющих) всей крупной собственностью в стране и объединенных в единую в масштабах страны иерархию (все соперничающие группировки тем не менее входят в иерархию – не вписавшиеся в неё уже уничтожены).
Здесь все – от ближнего круга В.В.Путина и легитимных «олигархов» до мелкого чина в МВД или налоговой.
При этом «классические» капиталисты (средние и мелкие) для них скорее враги, объекты внеэкономической экспроприации.
Класс современных феодалов еще окончательно не сложился, он еще не обрёл (по крайней мере на среднем и низовом уровне) заметной замкнутости и ярко выраженной наследственности. Хотя прогресс на лицо…
Говоря о феодалах, не надо представлять себе рыцарей с мечами на конях (хотя Р.А.Кадыров – чем не типичный средневековый рыцарь? но он частный случай), господствующий феодальный класс в мировой истории был куда чаще феодальной бюрократией, «чернильными душами», а не «трубадурами».
К феодалам, кстати, не случайно примыкают попы всех религий, особенно такой абсолютно феодальной религии как иосифлянское православие в лице феодальной бюрократии РПЦ.

Этот класс, абсолютно по феодальному, пожирает весь прибавочный продукт существующих средств производства и даже больше – прожирает сами средства производства. (Напомню, что капиталисты прожирают лишь часть, другую они самим характером кап.стороя вынуждены инвестировать в те же средства производства. В этом одно из важнейших отличий буржуа от феодала).

Одновременно мы наблюдаем и кристаллизацию классов-антагонистов, отчужденных от владения основными средствами производства и, как следствие, от политической власти.

Это, во-первых, собственно слой капиталистов. Он в первичном виде сложился в условиях хаоса 90-х годов. Этот слой существует в условиях первоначального накопления капитала (и этому накоплению препятствует именно господство феодальных отношений).
К крупным и даже средним средствам производства классический капиталист в России не допущен. Отдельные его представители, дорвавшиеся до крупной собственности, либо выкинуты оттуда, либо уже интегрированы в феодальный класс.
Ныне капиталист в России лишен не только политической власти, но даже заметного политического влияния. На самом деле провозглашенная борьба с коррупцией – это борьба феодалов с остатками влияния капиталистов (Если примитивно – грабителям совсем не нужно чтобы у них помаленьку воровали награбленное).
Итак, второй класс после феодалов в РФ – мелкая буржуазия. Он самой сутью феодального строя лишен даже перспективы овладеть крупной собственностью и политической властью (кроме буржуазной революции), но не лишен пока малой собственности, отчего перманентно является объектом экспроприации со стороны феодальных низов (чиновничий рэкет и т.п.)
Крупные феодалы периодически обещают буржуазии оградить её от притеснений мелкими феодалами. Эти обещания сугубо ритуальны, как молитвы в феодальной церкви.

И третий класс – плебс, все остальные, кто не попал в 1-й феодальный и во 2-й класс мелкой буржуазии: от работяг на заводах до «офисного планктона». Формально лично свободный и абсолютно отчуждённый от собственности на средства производства класс.
Кстати, и со "свободным наёмным трудом" у нас не всё гладко - в силу специфики советского прошлого (размещения промышленности) и главным образом привязанности 3-го класса к наследуемым квартирам, во многих регионах просто нет достаточно свободного массового выбора наёмного труда - топай на ближайший в районе (городе) завод, владеемый местным феодалом, или соси хуй, или, как некогда в "юрьев день" кидай всё (обжитую квартирку) и ступай к соседнему феодалу.
В силу своей многочисленности и всё ещё занятости в непосредственном функционировании средств производства, этот класс представляет для 1-го класса феодалов предмет периодической заботы и опасения. Феодалы ритуально изображают патриархальную заботу о плебсе.
И состояние 3-го класса напрямую зависит от «урожайности» средств производства - как феодальные крестьяне отъедались в урожайные годы, так и часть 3-го класса ныне отъелась на нефтяном урожае, после «недорода» 90-х.
Естественно, основные сливки урожая сняли феодалы, густо кинув сытные объедки с барского стола плебсу. Буржуазия, в силу врожденной ушлости, потаскала в эти годы вдоволь крошек и у феодалов и у плебса…
Впрочем, похоже впереди нас ждут неурожайные годы и нефте-газовые нивы уродят валюту скудно.

Есть еще 4-й класс – аналог рабов при аграрном феодализме – это слой всяческих «гастарбайтеров», этот класс абсолютно бесправен и асоциален.
Поскольку у нас всё таки сырьевой феодализм, а не сырьевое рабовладение – то 4-й класс рабов заметен, но достаточно узок. Некоторые "свободные" из 3-го класса плебса порой тоже вынуждены становиться рабами-гастарбайтерами, как некогода обнищавшие свободные крестьяне продавались в холопы.
При чем есть пока слабо заметная тенденция перерастания сырьевого феодализма в сырьевое рабовладение – 4-й класс для 1-го куда удобнее, но феодалы пока не в состоянии окончательно ликвидировать как класс ни буржуазию, ни плебс, чтобы заменить его рабами.
Здесь стоит внимательно присмотреться к жизнедеятельности классической локальной феодальной группировки, олицетворяемой «мэром» Ю.М.Лужковым.

Итак, в России в наше время господствует феодальный строй. Социально-экономическая формация в Российской Федерации – феодализм. Но не классический аграрный, а сырьевой феодализм, анахронизм для окружающего мира.
Существующий феодализм неизбежно закрепляет и консервирует именно сырьевой характер российской экономики.


P.S. Здесь прошу не путать современный сырьевой феодализм с «государственным капитализмом» или «государственно-монополистическим капитализмом».
Первый - это, прежде всего, капиталистическая мобилизационная экономика в условиях войны или догоняющего развития. Ничего подобного в РФ нет.
Второе – это по сути подчинение национальных государств ведущим транснациональным корпорациям-монополиям. Ныне это текущий строй современного мира, где анахронизм, в виде феодальной России или феодальной Саудовской Аравии, существует лишь как сырьевой придаток.

Обратите внимание и на внешнюю политику феодальной России. Она именно феодальная и совсем не капиталистическая.
Россия богата относительно своих ближайших соседей, но классической экспансии капитала нет! Да покупают-продают средства производства через границы. Но мы не увидим ни одной колонии у богатой России – при феодализме возможны лишь вассальные земли, но не колонии.
Некоторая «экспансия» российского капитала не перерастает в политическую власть. А давление на соседей идёт по сути феодальными способами – от прямого военного, как с маленькой Грузией, до перекрытия газовой трубы, как с более крупной Украиной. Уточню - газовый вентель – оружие экономическое лишь по внешней форме, это аналог блокады караванных троп в классическом средневековье, как запрет на продажу железа соседям в эпоху классических феодальных войн. Реальное экономическое давление и реальная экономическая и политическая экспансия – занятие куда более косвенное и сложное – феодалам РФ оно органически не под силу.

Заметьте, что с такими же феодальными государствами – Туркменией, Узбекистаном, Азербайджаном, Казахстаном (первые прямо феодальны без прикрас, последние – такой же сырьевой феодализм, как в РФ) у России отношения очень хорошие, демонстративно братские.
А вот, например, с Украиной (где действительно дикий капитализм периода первоначального накопления с типичной буржуазно-демократической надстройкой) отношения у феодальной РФ куда хуже.

Сложны и отношения с «братской» Белоруссией, в которой по наследству от СССР батька Лукашенко сохранил – нет, конечно же, не социализм – а то, что в классическом марксизме именовалось «азиатским способом производства».

Кстати, об «азиатском способе производства», как об одном из самых интересных явлений в истории человечества и о строе, существовавшем в СССР под политической маской «социализма», я, пожалуй, расскажу в следующем посте.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 167 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →