alter_vij (alter_vij) wrote,
alter_vij
alter_vij

«Золотой век» предвоенного Ленинграда



Перед революцией население столицы империи превысило 2 миллиона. В годы гражданской войны проблемы снабжения продовольствием, топливом, коллапс транспортной и иных систем больнее всего ударили по крупнейшему мегаполису России – население Петрограда к 1920 г. едва превышало 700 тысяч. С этого момента город уступил первенство по численности населения старой-новой столице – Москве.

После окончания внутренних войн, за годы НЭПа население города несколько восстановилось – к моменту его переименования в Ленинград в нём проживало уже 1,5 миллиона. Индустриализация повлекла и взрывной рост населения – только за период 1928-1931 гг. население города увеличилось более чем на миллион. В 1934 г. его фактическое население приближалось к 3 миллионам.

Первому «сталинскому наместнику» Ленинграда помимо борьбы с зиновьевцами и индустриализации пришлось решать сложнейшие задачи городского хозяйства – при Кирове в городе с начала 30-х гг. было развернуто массовое жилищное строительство и обновление внутригородского транспорта. В 1931-35 гг. в Ленинграде было введено в эксплуатацию 1306 тысяч квадратных метров жилой площади – огромная по тем временам цифра. К 1935 г. по сравнению с пресловутым 1913 г. водопроводная сеть города выросла в 1,5 раза, а канализационная – в два, при этом старые деревянные трубы заменялись бетонными. В три раза по сравнению с 1913 г. увеличились протяженность трамвайных путей и количество вагонов городского трамвая. Впервые в городе была создана система дошкольных детских учреждений – к 1935 г. в Ленинграде работало 827 яслей и детских садов.

Но эти наглядные достижения не успевали за стремительным ростом населения. Город оставался перенаселенным, скученным, с массой инфраструктурных и социальных проблем. Даже природные и политические угрозы нависали над Ленинградом так, как ни над каким другим центром СССР – город жил при постоянном риске наводнения и, фактически, был прижат к совсем недружественной финской границе.

Решать все эти вопросы, зачастую самым кардинальным образом, пришлось уже новому 1-й секретарю Ленинградского горкома и обкома А.А.Жданову, сменившему убитого в декабре 1934 г. Кирова. Кстати, это был первый в истории города глава, который встал у его руля, уже имея немалый опыт управления крупным мегаполисом – с 1924 по 1934 гг. Жданов возглавлял Нижегородскую губернию (в годы индустриализации ставшую Горьковским краем). Под его руководством бывший Нижний Новгород не только получил новое имя пролетарского писателя – из некогда ярмарочного и купеческого старинный русский город на Волге стал крупнейшим промышленным центром. За период индустриализации его население выросло почти в три раза, город Горький стал третьим мегаполисом в СССР после Москвы и Ленинграда. Поэтому новый ленинградский 1-й секретарь имел за плечами солидные опыт и знания, как управлять сложным городским хозяйством трёх миллионов людей.



Едва войдя в курс городских дел, Жданов уже в начале августа 1935 г. утверждает в ЦК и Совнаркоме «основные установки к Генеральному плану развития Ленинграда». 26 августа 1935 г. на объединённом пленуме Ленинградского горкома ВКП(б) и Ленсовета в своем докладе он намечает основные направления: «Нам нужно тянуть наш город на юг, восток и юго-восток. Мы должны, как говорил товарищ Сталин, совершить эту задачу в минимальный исторический срок и вывести Ленинград из затопляемых мест. Развитие города должной пойти вверх по Неве, с выходом на незатопляемые места, по следующим основным магистралям – правый и левый берег Невы, Лужское шоссе, Московское шоссе…»



По докладу Жданова в тот же день объединённый пленум горкома и Ленсовета принял постановление «О плане развития города Ленинграда». На основании этого решения уже к ноябрю1935 г. свыше 500 архитекторов, инженеров, энергетиков и других специалистов, объединённых в 22 подкомиссии, разработали план 10-летнего развития города на Неве. Со времён Петра I это был, пожалуй, первый подобный план в его истории, столь же «регулярный» и амбициозный.

Жданов весьма пафосно, в духе 30-х годов высказывался по этому поводу: «План развития Ленинграда – это материальное овеществление, выражение установки товарища Сталина, линии нашей партии на всестороннее удовлетворение запросов и нужд трудящихся масс, ибо самым ценным капиталом у нас, как указал товарищ Сталин, являются люди, кадры. Труд человека – основа нашего строя».

Слова в общем справедливые, но в суровой реальности «всестороннее удовлетворение запросов и нужд» ограничивалось чудовищной бедностью страны и необходимостью направлять львиную долю средств на обеспечение выживания и безопасности. План развития города очень быстро столкнётся именно с такой ограниченностью средств.

Полный текст выступления Жданов по перспективам строительства города вскоре будет опубликован в первом номере нового журнала «Архитектура Ленинграда» - не случайно именно в 1935 г. приняли решение об издании первого в городе на Неве специализированного журнала, посвященного настоящему, прошлому и будущему его архитектуры.

Согласно плану, в 1935-45 годах Ленинград предполагалось развивать на юг по Пулковскому меридиану, вдоль Московского шоссе (ныне Московского проспекта). В этом районе новым городским массивам не угрожали бы ни невские наводнения, ни обстрел дальнобойной артиллерии с финской территории в случае военных конфликтов. Такой план развития с переносом основной застройки на незатопляемые территории позволял отказаться и от строительства дорогостоящей дамбы.

10-летний план так же предусматривал сохранение исторического центра города, откуда предполагалось переселить в новые кварталы часть населения, плотно стиснутого в коммуналках центра, и вывести за черту города «пожароопасные и вредные в санитарно-гигиеническом отношении предприятия». Петергоф, Ораниенбаум и Детское (Царское) Село превращались в места отдыха горожан.

За 10 лет планировалось построить 9 миллионов кв. м. нового жилья (при имевшихся на тот момент 16 миллионах). Территория города увеличивалась в два раза, сдвигаясь на юг. Строительство на новых городских землях с относительно сухим, здоровым микроклиматом начиналось целыми кварталами в трёх южных районах – Московском, Кировском, Володарском. При этом дома в новых кварталах строились не скученно, больше половины территории отводилось под зелёные насаждения, создававшиеся столь же централизованно. Низменные, заболоченные территории в местах нового строительства переделывались в парки. Новые кварталы впервые в истории города строились сразу с необходимой инфраструктурой – магазинами, школами, детскими садами.



План предполагал и строительство новых мостов и новые гранитные набережные Невы. Предполагал план и сплошное асфальтирование улиц к 1945 году...

Помимо развития городского трамвая и увеличения количества автобусов создавался совершенно новый для тех лет вид транспорта – троллейбусный. Первая троллейбусная линия в Ленинграде будет запущена в эксплуатацию уже в октябре 1936 г.



Главной магистралью города становилось Московское шоссе – 17 километров от Сенной площади до Пулково. Планировались отдельные выделенные полосы движения для каждого вида транспорта: автобусов, троллейбусов, грузовых машин и т.п. Предполагался единый архитектурный стиль этой центральной магистрали.



За три года по плану должно было в 1,5 раза увеличиться количество телефонных номеров Ленинграда. В 1935 г. их было всего 73 тысячи, почти в 10 раз больше чем в Киеве, но в 3 раза меньше чем в Париже. Однако, тягаться с европейскими столицами было нелегко – в новом строительстве Ленинграду пришлось обходиться своими силами, ведь параллельно был принят и осуществлялся генеральный план развития Москвы, который поддерживался и финансировался центральными органами СССР. На два мегаполиса поглощенных индустриализацией сил и средств уже не хватало.

Тем не менее, ленинградские планы отличались размахом. Так в начале 1936 г. возникает идея создания административного центра обновлённого Ленинграда – Дома Советов. Официальное решение о постройке этого уже не царского, а советского дворца принимается 13 марта 1936 г.

В огромном здании планируют разместить все власти Ленинграда и области: обком и горком ВКП(б), руководство комсомола, Ленсовет и Леноблисполком, комиссии партийного и советского контроля, главные органы экономики – Ленплан и Облплан. Дом Советов, должен расположиться в географическом центре нового Ленинграда, на центральной магистрали города – новом Московском проспекте, спланированном в едином архитектурном стиле.

Закрытый конкурс на проект Дома Советов среди десяти лучших архитекторов Ленинграда объявили в июле 1936 г. Первое место занял архитектор с уже «неполиткорректной» фамилией Троцкий. Ной Абрамович Троцкий был известным и признанным в мире ленинградским архитектором-конструктивистом, автором многих зданий, памятников и архитектурных комплексов в разных городах страны. Как раз в 1936-м ему исполнилось 40 лет. К своему юбилею Ной Троцкий был избран почётным членом-корреспондентом Королевского института британских инженеров.

Так, изящной шуткой истории Троцкому удалось создать один из самых впечатляющих памятников монументальной архитектуры эпохи Сталина. Сам архитектор Троцкий умрёт в разгар строительства в 1940 г., в один год с политиком Троцким.

Строительство Дома Советов велось Ленинградской строительной конторой НКВД. Комплекс создавался в духе и стиле того что позже назовут «сталинским ампиром». Протяжённость фасада главного здания, обращённого к Московскому проспекту, составляет 220 метров. Высота средней части – 50 метров. По центру – гигантский 14-колонный портик, поддерживающий скульптурный фриз, символизирующий торжество мирного труда в социалистическом государстве рабочих и крестьян. Венчает всё это огромный, весом в 120 тонн бетонный герб РСФСР в обрамлении знамён. Впрочем, сам Троцкий мечтал, чтобы герб и окружающие его знамёна были бы отлиты из бронзы и отделаны светящимися самоцветами. Однако, создание Дома Советов сразу же столкнулось с жесткой нехваткой средств – Ленинград, в отличие от Москвы, строился своими силами, пришлось жёстко экономить. По этому поводу сохранилась обширная деловая переписка Троцкого со Ждановым, по итогам которой пришлось урезать часть блестящих архитектурных замыслов.

Произошло это на протяжении пресловутого 1937 г., когда, вопреки либеральным мифам, граждан СССР и жителей Ленинграда волновали не репрессии, а другие, более приземлённые вопросы. В документах спецкомиссии Политбюро ЦК КПСС конца 80-х годов прошлого века, когда в разгар «перестройки» шло очередное разоблачение сталинизма, было указано общее количество репрессированных в Ленинграде в 1935-40 гг. – 68 088 человек. До сих пор эта цифра и этот источник остаются наиболее авторитетными и стыкуются с количественными оценками репрессий в целом – озвученные же в 90-е годы цифры репрессированных в сотни тысяч по Ленинградской области и десятки миллионов по стране остаются «разоблачительными» спекуляциями.

Реальные цифры репрессий впечатляющи, но так же, как и в период коллективизации, прямое насилие касается подавляющего меньшинства. 68 тысяч репрессированных в Ленинграде за 5 лет – цифра очень значительная и, способная породить в самом обществе ощущение репрессий. Но в Ленинграде тех лет проживает 3 миллиона человек, и для 90% населения репрессии не задевают даже родственников или близких знакомых. При том, что террор был направлен во многом именно на заметную верхушку общества, в народе имеется даже некоторое удовлетворение от преследований «начальников».


худ. Владимиров И. «Интуристы в Ленинграде», 1937 г.

Поэтому в силу человеческой природы, жилищный вопрос для сотен тысяч ленинградцев был тогда уж точно более значимым и волнующим чем судьбы арестованных в «Крестах» или «Большом доме» на Литейном проспекте, где располагалось управление НКВД. Кстати, это монументальное здание в стиле конструктивизма, как и Дом Советов, тоже проектировал Ной Троцкий. Именно в 1937 г. товарищ Жданов, лично контролировавший ход строительных работ в Ленинграде, несмотря на многочисленные возражения этого известного архитектора, внес поправки в генеральный план развития города – теперь все средства направлялись в первую очередь на строительство жилых зданий. Амбициозному Дому Советов пришлось подождать. Так 1937 г. для Ленинграда стал и годом репрессий, и годом 100-летнего юбилея со смерти Пушкина и годом массового жилищного строительства.

За 1937-40 годы было построено 750 тысяч кв. метров жилплощади, причём уже по более совершенным проектам, чем городские новостройки начала 30-х годов. Помимо жилья строилась и вся необходимая инфраструктура. Например, в 1935-40 гг. в Ленинграде было построено 220 новых школ – одно из самых значительных школьных строительств в нашей истории. Количество школ в городе увеличилось почти в два раза. Каждая построенная школа являлась крупным учебным комплексом на сотни учеников. В среднем при Жданове в городе строилось почти 50 образовательных учреждений в год – это на порядок больше, чем строится сейчас школ в столице РФ, в начале XXI века.

В два раза за 1935-40 г. увеличилось количество яслей, активно создавались всевозможные детские учреждения. Когда в 1936 г. рассматривался вопрос о размещении заведений для детей в Аничковом дворце, среди музейных работников возникли возражения. Жданов, выступая на одном из заседаний Ленгорсовета, отреагировал весьма жёстко: «Это же надо еще посмотреть: для кого они защищают! Мы будем их по-другому использовать в целях нашего социалистического строительства!» Намёк на антисоветские настроения старой интеллигенции не был столь уж беспочвенным. Музейные экспонаты Аничкова дворца передали в музей города и пригородные дворцы, и с февраля 1937 г. в этом старейшем из зданий на Невском проспекте разместился Дворец пионеров. Примечательно, что в наше время кое-кто из записной питерской интеллигенции припомнил это решение как образец злых деяний товарища Жданова…

Жилищное строительство резко затормозила война с Финляндией, когда Ленинград был фактически прифронтовым городом, обеспечивая тыл действующей армии.

Николай Кузнецов, нарком военно-морского флота, вспомнил характерный разговор лета 1939 года, накануне советско-финской войны: «В конце июля вместе с А.А.Ждановым выбрались на Балтику, где проходило большое учение.
Два дня мы пробыли в Ленинграде. А.А.Жданов показывал места нового жилищного строительства на Охте и Международном проспекте.
– Обсуждали возможность строительства города по берегам Финского залива. Места там хорошие, но слишком близко от границы, — сказал Жданов…»


Кстати, тогда же Жданов и Кузнецов приняли решение о создании в центре Ленинграда в здании Биржи на стрелке Васильевского острова объединённого Военно-морского музея. Сейчас в Санкт-Петербурге, кстати, идёт следствие с арестами по поводу переезда данного музея в другое здание. Никто о репрессиях, однако, не кричит…

Начавшаяся с сентября 1939 года Вторая мировая война потребовала от руководства страны сосредоточить все усилия и средства страны исключительно на военной сфере. Тем не менее, строительство нового Ленинграда не прекращалось.

Накануне Великой Отечественной войны ленинградский Дом Советов стал крупнейшим в то время общественным зданием СССР (если не считать так и не построенный Дворец Советов в Москве). В комплексе располагался большой зал собраний на 3 тысячи человек и 5 залов для заседаний поменьше. Вестибюли отделывались искусственным и натуральным карельским или тагильским мрамором, залы заседаний – ценными породами дерева: дуб, орех, бук, кавказская чинара, крымский карагач, груша. Предусматривалось 579 рабочих комнат с высокими в 4,5 метра потолками, в том числе 8 огромных (почти 200 кв. м.) кабинетов с обслуживающими помещениями и приёмными, и еще 32 кабинета для начальников рангом поменьше, но тоже внушительной площади в сотню кв. метров.

Перед дворцом новой власти предполагалась площадь для парадов с гранитными трибунами на 8 тысяч мест. По бокам от неё должны были возвышаться Дом Красной армии и Флота, Дворец молодёжи и театр. Ленинградский Дом Советов с примыкающим архитектурным ансамблем и площадью располагался на пространстве почти в два раза превышающем размеры Дворцовой площади императорского Санкт-Петербурга.









Строительство ленинградского Дома Советов, главного здания создаваемого нового городского центра, завершилось к маю 1941 г. Оставались лишь некоторые отделочные работы, и самый большой административный дворец СССР планировали торжественно открыть 7 ноября 1941 г. Сам же новый центр Ленинграда должен был окончательно возникнуть через 5 лет, в 1945 году. Поэтому, в том же мае 1941-го полным ходом развернулись работы по строительству ленинградского метро – второго в СССР после Москвы. За год предполагалось проложить тоннели первой линии.

В начале июня 1941 г. ленинградские метростроевцы приступили к созданию вестибюля первой подземной станции. Все планы мирного строительства отменила война.

опубликовано на www.apn-spb.ru
Tags: Жданов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 51 comments