alter_vij (alter_vij) wrote,
alter_vij
alter_vij

Оргбюро ЦК...


Разбираюсь сейчас с заседанием Оргбюро ЦК ВКП(б) 9 августа 1946 г. - Сталин, Жданов, Маленков, Эйзенштейн, Ахматова, Зощенко и т.п... Стенограммы и его документы сохранились. Но тут у нас есть уникальная возможность представить ключевые события августа 1946 г. не только через сухие документы и стенограммы, но и с помощью прекрасно дополняющих и оттеняющих их живых воспоминаний. Нашелся участник тех событий, тогда мой ровесник, впервые в тот день попавший в Кремль и потому запомнивший всё в ярких красках.

Это ленинградский журналист Пётр Капица, летом 1946 года только что демобилизованный из военно-морского флота, кстати полный тёзка и родственник знаменитого советского физика-ядерщика, академика П.Л.Капицы. В июне Ленинградский горком назначил его новым редактором журнал «Звезда» - поэтому он и попал на то заседание в августе.

При этом свои короткие воспоминания Пётр Капица написал в 80-е годы прошлого века, не зная о содержании ещё закрытых партийных архивов со стенограммами того заседания.

Понравились некоторые очень колоритные отрывки. Прибыли вызванные из Ленинграда в Москву утром 9 августа, заседание Оргбюро ЦК начиналось в 18 часов.
Капица вспоминает:

«Время было еще голодное. В ресторане гостиницы «Москва» нам подали постный суп из цветной капусты и картофельные котлеты. Быстренько уничтожив этот вегетарианский обед, мы поспешили на заседание.

Как было принято в те времена, мы сначала зашли в бюро пропусков. Там нам сказали: «Проходите по списку». Списки были на контрольных пунктах у входа и внутри здания. Всюду сверяли фамилии с паспортами и, как бы ощупывая глазами, спрашивали: «Оружия не имеете?».

Нас удивило, что внутри здания на контроле стояли не старшины, а подполковники. Один из них провел всех шестерых в фойе с буфетом.
– Располагайтесь и ждите вызова, – сказал он. – Если есть желание – можете закусить. Буфет бесплатный.

Дмитрий Левоневский – замредактора журнала «Ленинград» – любил поесть. Он тут же пристроился к бутербродам с севрюгой и копченой колбасой. Мы открыли пару бутылок лимонада, похожего по шипучести на шампанское, и тоже принялись закусывать.
Вскоре к буфету подошли Николай Тихонов, Александр Фадеев, Всеволод Вишневский. Они тоже были приглашены на заседание».


Кстати, заметим, что Капица подчёркивает отсутствие нательного обыска, какая-либо аппаратура обнаружения тоже отсутствует. А ведь тот же Капица воевал в морской пехоте – при соответствующих настроениях какой-нибудь трофейный «браунинг» малых размеров, скрытый под одеждой, мог бы уполовинить членов Политбюро. Но, как видим, последние во главе со Сталиным не страдали излишней паранойей перед возможным киллером с пистолетом…

Бутерброды с рыбой и колбасой в послевоенной стране при желании можно трактовать в направлении «зажравшейся верхушки», а можно и иначе – как попытку соорудить минимальный комфорт сотням напряженно работающих людей, которых постоянно и зачастую экстренно вызывали в Кремль с разных концов страны, и прибывали они сюда обычно прямиком с вокзалов и аэропортов.

«Минут через двадцать, – вспоминает Капица, – нас впустили в зал, где небольшие столики были расставлены в шахматном порядке. За каждый мог сесть только один человек. Впереди был невысокий барьер, за ним – полированный стол и три кресла.

В зал вошли несколько членов Политбюро, секретари Ленинградского горкома партии и работники Управления пропаганды Центрального Комитета. Они уселись за столики впереди нас. Вскоре и за барьером появились трое солидных мужчин. Андрея Александровича Жданова мы, конечно, сразу узнали, так как не раз встречали в Ленинграде. Он занял председательское место. Двое усачей уселись по бокам.

У меня невольно возникла мысль: “Вон тот усач справа, будь лет на десять моложе, мог бы в каком-нибудь фильме выступать в роли Сталина”. В те времена, стоило лишь упомянуть имя Иосифа Виссарионовича, как люди на собраниях вскакивали с мест и бурно аплодировали. А если он появлялся сам, устраивали получасовую овацию. Этот же пожилой человек вошел и скромно уселся почти у краешка стола. Одет он был как-то по-домашнему: просторный темно-серый костюм полувоенного, полупижамного покроя. Брюки заправлены в мягкие сапоги с невысокими голенищами…

За соседним столиком, слева от меня, сидел сотрудник аппарата ЦК. Я пригнулся к нему и шепотом спросил:
– А кто тот седой справа?
Сосед посмотрел на меня с недоумением и отстранился. И тут я сам понял, кто это. Просто здесь, в ЦК, когда входил Сталин, не принято было вскакивать и встречать его аплодисментами. Все происходило тихо, по-деловому.

Андрей Александрович Жданов открыл заседание и предоставил слово начальнику Управления пропаганды ЦK товарищу Александрову, предупредив, что ему отпущено десять минут».
Tags: Жданов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments