alter_vij (alter_vij) wrote,
alter_vij
alter_vij

бойскауты, пионеры, мировая революция, Китай...

Неожиданно у меня собрались основные китайские произведения весьма любопытного человека с тонной подпольных и творческих псевдонимов. Итак, Оскар Сергеевич Тарханов – он же Оскар Эрдберг, он же О.Таубе, он же О.Танин, он же Карио, он же Ян Чжу-Лай… Подходящий набор для революционера и китаиста, подпольщика и дипломата, бойскаута и одного из создателей пионерского движения в СССР, оппозиционера-троцкиста и сотрудника ГРУ…

13.13 КБ

Настоящее имя нашего героя - Сергей Петрович Разумов. Родился он в последний день июля первого года ХХ века, в Одессе, в семье небедного инженера и фабриканта.
Летом революционного 1917-го года, ещё 15-летним вступает в партию большевиков. Тогда он уже был заслуженным скаутом–«скаутмастером» и членом редколлегии местной большевистской газеты «Молодой рабочий». Так совсем юный парень сочетал в себе два весьма популярных в начале ХХ века в Российской империи явления – движение бойскаутов и революционное движение.
Поэтому не случайно, что Сергей Разумов стал одним из основателей комсомола и детских отрядов «юков» (юных коммунистов) в Одессе. В годы гражданской войны в Одессе и Крыму он был одним из руководителей большевистских подпольной организации. Его называли «скаут с маузером вместо посоха». В 1919 году он был комиссаром боевой дружины Одесского губкома комсомола. В 1919-1920 гг. - секретарь Крымского обкома Коммунистического Союза Молодежи (будущего комсомола), начальник военного отдела Крымского обкома ВКП(б).

Заметим, чтобы занимать такие должности там и тогда требуется несколько больше мужества, чем, например, товарищу Ходорковскому не только заседать в секретариате Фрунзенского райкома ВЛКСМ г.Москвы, но даже сидеть в тюряге в качестве личного врага бывшего члена КПСС Вовы Путина – там и тогда «комсомольскому функционеру» Серёже Разумову ежедневно грозила весьма вероятная перспектива долгих и вдумчивых пыток перед повешением…

Вскоре после окончания гражданской войны на Юге России наш герой попадает в Москву в руководство создаваемого комсомола. В 1921-1922 гг. он работает завотделом печати и секретарём ЦК РКСМ. На этой должности товарищ Разумов становится одним из учредителей издательства «Молодая гвардия» - до сих пор одного из самых крупных и читаемых в Российской Федерации: любой читающий эти строки 100% читал книги созданного нашим героем издательства…

В двадцать один год, 14 сентября 1922 г., Сергей Разумов, уже более известный под одним из партийных псевдонимов – "Оскар Сергеевич Тарханов", утвержден председателем Центрального Бюро детских групп так называемой «Главквартиры Юных Пионеров при ЦК РКСМ». Так бывший «скаутмастер» становится первым руководителем и одним из основных создателей всего пионерского движения в СССР.
Товарищ Разумов-Тарханов был страстным и убежденным сторонником пионерской самостоятельности и самоуправления. Именно он первым в СССР обосновывал вопрос о месте пионерской организации в новом социалистическом обществе, о взаимоотношениях партии, комсомола и пионеров. В связи с этой пионерско-комсомольской деятельностью имя нашего героя упоминается даже в собрании сочинений Иосифа Сталина… По существу «товарищ Тарханов» стал первым в СССР идеологом «деткомдвижжения» и первым разработчиком и создателем всей «детской политики» в СССР – как писал он сам: «длительной игры в пионеров нового общества».
Большинство читающих эти строки были пионерами, а значит и причастны к тому явлению, которое создал наш герой…

В 1924 г. Разумов-Тарханов в духе того пролетарского времени направлен в Ленинград заместителем секретаря парткома завода «Красный путиловец». Для полноты колорита, добавим, что этот «скаут с маузером» ещё и увлекался эсперанто.

Параллельно с созданием пионерского движения, Разумов-Тарханов в 1921–24 гг. является и секретарем Коммунистического интернационала молодежи, молодёжного «приложения» к Коминтерну. А отсюда уже пара шагов до внешнеполитических спецопераций «мировой революции», где требуется организационный и конспиративный опыт бывшего бойскаута и подпольщика.

В 1925–26 гг. Сергей Разумов под партийным псевдонимом Оскар Тарханов становится челном группы советских политических советников при южнокитайском правительстве Сунь Ятсена в г.Кантоне (Гуанчжоу). С тех пор Китай и вопросы китайской революции навсегда захватывают нашего героя.

Будучи заместителем главного советского политического советника М.М.Бородина, «Оскар Сергеевич Тарханов» специализируется на крестьянском вопросе в Китае, стране уже даже не беременной, а содрогающейся в родовых схватках аграрной революции. В 1926-27 гг. Тарханов работает советником аграрной комиссии Гоминьдана, где знакомится с тогда ещё мало кому известным долговязым парнем – заведующим крестьянской секцией ЦК КПК товарищем Мао Цзэдуном…

После разрыва Чан Кайши и Гоминьдана с СССР наш герой в группе Бородина на автомашинах через весь северный Китай, окраину Гоби, Внутреннюю и Внешнюю Монголию добирается до советской границы. Тогда такое сафари было весьма экстремальным – по многим природным и политическим причинам. В пути Тарханов был даже ранен в лопатку случайным выстрелом из «ремингтона» главного советника Бородина…

Из бурлящего Китая товарищ Разумов-Тарханов возвращается в СССР на пике схватки Троцкого и Сталина. В 1927 г. он за участие «в троцкистско-зиновьевском антипартийном блоке» уже исключён из ВКП(б) и выслан в Архангельск, где работает инспектором по ликбезу губернского отдела народного образования.
Внутрипартийные отношения тогда еще довольно вегетарианские, и наш герой, подобно многим активистам троцкистско-зиновьевской оппозиции, уже на следующий 1928 г., «признав свои ошибки», восстановлен в партии и направлен на работу в Казань заместителем заведующего агропромышленным отделом Татарского обкома ВКП(б).
Как видим, педагогическая и аграрная сфера становятся специализацией «товарища Тарханова».

В 1930-1932 гг. он слушатель восточного отделения Института красной профессуры, тогда по сути центрального и главнейшего ВУЗа и общественно-политического НИИ в СССР. Одновременно с учебой Разумов-Тарханов готовит фундаментальную монографию «Аграрный вопрос в колониальной революции» и вступает в характерную для тех лет жёсткую научно-политическую дискуссию с Г.И.Сафаровым, таким же коминтерновским китаистом и зиновьевцем-оппозиционером…
Замечу, что данная дискуссия не была отвлеченно-научной, а наоборот являлась весьма прикладным спором об одном из аспектов и инструментов мировой революции.

Подпольно-конспиративный и китайский опыт нашего героя не остаются невостребованными – в 1932 г. после научных дискуссий Института красной профессуры, Тарханов – по форме неожиданно, но по сути вполне закономерно – становится помощником начальника IV (разведывательного) отдела штаба Отдельной Дальневосточной армии Блюхера.
На этой должности Разумов работает в Хабаровске три года.
В 1935-1937 гг. – он второй советник Полпредства СССР в Монголии. Т.е. суть работы Тарханова-Разумова не меняется – всё то же китайское направление, где японские войска уже произвели первые выстрелы Второй мировой войны… Так что к китайской специализации нашего героя закономерно добавилась и японская.

В 1937 году наш герой отозван из Монголии и 12 июня арестован. 8 февраля 1938 г. Военной Коллегией Верховного Суда СССР за «участие в военном контрреволюционном заговоре» приговорен к высшей мере наказания и в тот же день расстрелян на полигоне НКВД «Коммунарка».
Совмещение работы в спецслужбах с политической оппозицией довольно плохо сочетается с продолжительностью жизни даже в наши травоядные дни, чего уж говорить о тех великих и трагических временах…

Сергей Петрович Разумов, он же «Оскар Сергеевич Тарханов» реабилитирован Военной Коллегией Верховного Суда СССР 4 августа 1956 г.
Похоже, наш герой был и расстрелян и оправдан под псевдонимом.

В наследство от бойскаута-подпольщика, пионера-оппозиционера и китаиста-разведчика осталось около 100 публикаций.
У меня обнаружилось три основных публикации Разумова по Китаю, изданные ещё при жизни автора.

Первое. Это переиздание (первое издание было в 1929 г.) его рассказов о Китае – Оскар Эрдберг «Китайское новеллы». 19 новелл художественно-публицистического описания Поднебесной в середине 20-х годов ХХ века. Их вполне можно поместить в раздел художественной прозы о Китае.
222 страницы небольшого формата, изданные некогда созданным автором издательством «Молодая гвардия» в 1930 году.



Для примера приведу небольшой отрывок из новеллы «Рыцари», пятой в этом сборнике:

Памятные дни боев на Лунхайской дороге!
Четыре враждующих между собою армии стягивались сюда, и изломанные клинья бесконечных их фронтов сходились и расходились в причудливых сочетаниях. Делегаты воюющих генералов кормилась при штабах колеблющихся противников и неверных союзников, командиры со своими частями дважды в месяц меняли маршалов и знамена, и изголодавшиеся, оборванные, овшивевише орды солдат бродили по пыльным деревням истерзанной Хенани, вытаптывая поля и выскабливая последние зерна из амбаров. Неубранные трупы разлагались в придорожных канавах, и вороны с жадным карканьем вились над ними темными стаями. Крестьяне прятались в горах или бродили по дорогам, вооруженные пиками и прадедовскими мечами, убивая отбившихся от своих частей солдат. Редкие сражения сменялись будничными грабежами, крупными подкупами и мелкими изменами. Между генералами шла большая торговля, от которой зависел исход надвигавшихся решительных боёв.
Мы застряли на железнодорожной станции на берегу Хуанхэ. Нам нужно было ехать на Запад. Мы знали, что мукденцы займут эту станцию в ближайшие дни, но выбраться отсюда было почти невозможно. Проснувшись утром после душной и тяжелой ночи, мы решили сделать последнюю попытку и пошли в штаб командующего корпусом просить его помочь нам выбраться из этой проклятой дыры.
Штаб разместился на вокзале, а командующий жил тут же, в забрызганном грязью и пропитанном вонью салон-вагоне. Он принял нас со слащавой любезностью и показным радушием…
Я с тоской смотрел в засиженные мухами оконные стекла вагона, на лоснящееся от жира лицо генерала и на убогую нищету его могущества.
Я хорошо знал историю этого генерала. Он – большой неудачник, этот бедный генерал. Вот уже пять лет, как он мечется со своим корпусом между Тянь-Цзином и Хенанью, переходя от одного маршала к другому, лелея мечту осесть в какой-нибудь провинции с чином дубаня, верными доходами, штатом конкубинок, опиумной торговлей и спокойной жизнью. Но яростно хлопающий бич войны гонит его в непрерывных походах, и ни один маршал не наделяет его желанной провинцией. Поглощенный суетой тяжелых расчетов при выборе очередных союзников и покровителей, наскучившими изменами и неудачными боями, он запустил сови торговые дела так, что текстильная фабрика, которой он владеет на паях вместе с командиром враждебного ему сейчас корпуса, даёт всё меньше и меньше дохода. Он заперся в своём салон-вагоне, почти не выходит оттуда, и мне рассказывали, что здесь же на кафельном полу этого вагона он испаражняется, при чём телохранители держат его под руки. И здесь же, в этом вагоне, он даёт банкеты делегатам других генералов, пышные банкеты с французским коньяком, ласточкиными гнёздами и блюдом «восьми драгоценностей»…
Генерал успокаивает нас:
- Вы можете быть спокойны, - говорит он и водит пальцем с большим отвратительным и грязным ногтём по тонкой паутине карты-трёхвёрстки. – Мукденцы не решаться в течении ближайших дней перейти реку…»



Второе китайское произведение нашего героя – это изданная Партийным издательством ВКП(б) в 1932 г. брошюра «Японские империалисты в Шанхае», опубликованная под «китайским» псевдонимом Ян Чжу-лай.



80 страниц описания и анализа политической обстановки в Китае в начале 30-х годов и начала японской интервенции в Поднебесную.
Брошюра подготовлена в Колониальном секторе Института мирового хозяйства и мировой политики Коммунистической академии (главного аналитического центра СССР в те годы).

И третье. Это написанное под псевдонимом О.Таубе развернутое предисловие нашего героя к сборнику документов «Советы в Китае». Книга издана Партиздатом в 1933 г. Издание подготовлено НИИ по Китаю (основным аналитическим центром по Китаю при Коминтерне) и всё тем же Колониальным сектором Института мирового хозяйства и мировой политики Комакадемии.
Данное предисловие написано нашим героем совместно с еще одним сотрудником разведывательного аппарата Дальневосточной армии – Е.С.Иолком. Они написали не только предисловие, но подготовили и сам сборник документов. Не удивительно, что соавтор нашего героя тоже расстрелян в 1937 г. и захоронены они оба на одной и той же «Коммунарке»…
Сам же сборник – это 250 страниц интереснейших документов, карт и схем по коммунистической крестьянской войне в Китае, той войне, что в итоге и породила тот Китай, который мы наблюдаем сейчас.
И надо заметить, эти любопытнейшие документы почему-то до сих пор слабо изучены нашими китаистами.






Отмечу, что эти три произведения нашего героя изданы очень большими тиражами (большими не только для тех лет, но и для нашего времени): второе издание «Китайских Рассказов» Оскара Эрдберга издано тиражом в 50100 экз., брошюра «Японские империалисты в Шанхае» Ян Чжу-лая – аж 100 000 экз. и даже фундаментальная книга «Советы в Китае» с предисловием О.Таубе – 10 000 экз.

В общем, при таком наследии по такой теме и таких тиражах, родив попутно пионеров и с такой интересной биографией можно и смело помереть. Хотя в 36 лет всё же, наверное, рановато... Это я Вам, как ровесник, нашего героя говорю.
Tags: китайская библиотека
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments