alter_vij (alter_vij) wrote,
alter_vij
alter_vij

Военно-промышленный комплекс Китая

Решил тут выложить куски своего реферата по ВПК КНР. Материал собирал долго и много, но лепил реферат, как всегда за сутки. В общем, никаких особых открытий, но местами любопытно. Возможно выложу еще куски. ОЧЕНЬ МНОГО БУКВ


Совершающееся в настоящее время
преобразование вооруженных сил Китая представляет
в высокой степени интересное явление. Но и помимо этого
интереса русское общество обязано внимательно следить
за происходящими реформами военной системы
нашего многомиллионного соседа.
Штабс-капитан Россов. Вооруженные силы Китая
в период преобразований.
Издание штаба войск Дальнего Востока.
Харбин, 1906 г.


СОДЕРЖАНИЕ

1.1. Введение
1.2. Определение Военно-промышленного комплекса (ВПК)
1.3. Современное положение ВПК Китайской Народной Республики (КНР) среди крупнейших Военно-промышленных комплексов мира
2. Предыстория военной промышлености Китая в XIX-XX вв.
2.1. Военное хозяйство китая до создания КНР в 1949 г.
2.2. Создание Военно-промышленного комплекса КНР 1949-79 гг.
2.3. Атомная бомба для Китая
(появление ядерных и ракетно-космических технологий ВПК КНР)
3. Начало рыночных реформ в Китае и ВПК КНР
4. ВПК КНР в 90-е годы ХХ века
4.1. Особенности ВПК КНР на примере процесса создания китайского авианосца
5. Новые тенденции в развитии ВПК КНР на рубеже XXI века
6. ВПК КНР в 1-е десятилетие XXI века
7. ИТОГИ
8. ВЫВОДЫ
Список использованной литературы


2. Предыстория военной промышлености Китая в XIX-XX вв.
2.1. Военное хозяйство китая до создания КНР в 1949 г.


В древности и средние века Китай отличался высокоразвитым военным искусством и военной техникой. Достаточно вспомнить изобретенные именно в Китае порох, пушки и ракеты. История знает и единственное военное столкновнеие китайцев с римскими легионами, которые заслуженно считаются эталоном боеспособности в древней истории. Произошло это в I веке до н.э. на территории современной Таджикистана, когда небольшой отряд римских легионеров, ранее попавших в плен к парфянам и оказавшихся так далеко от Рима, столкнулся с солдатами китайской империи Хань. Выстроившиеся для атаки «черепахой» римские легионеры не смогли даже дойти до противника, а были просто расстреляны китайцами из тяжелых арбалетов… Однако, к новому времени ситуации кардинальным образом изменилась.

На начало XIX столетия Китай, в лице маньчжурской Цинской империи, располагал крупнейшими в мире вооруженными силами, по численности они равнялись армии Наполеона на начало 1812 года, т.е. в момент наивысшего военного напряжения французской империи, контролировавшей почти всю Западную и Центральную Европу.
Военный бюджет невоюющего Китая в 1812 году превышал военные расходы Российской империи в том году, когда французы сожгли Москву.

Но при этом военный и технический уровень китайской армии оставался абсолютно средневековым, в лучшем случае на уровне европейской тридцатилетней войны 1618-48 гг., а во многом на уровне армии Османов в период взятия Константинополя в 1453 г.. Отделенный тысячами километров гор, степей и морей от крупнейших военных держав Китай до начала XIX века просто не имел сопоставимого военного противника. И это предопределило фактически сознательную консервацию военного искусства и военной техники в цинском Китае.

Например, в самом начале XIX в. китайские власти законодательно установили для ружей китайской армии уменьшенный калибр, который не позволял пробивать средневековые кольчуги и латы. При этом ружья маньчжурских войск производились по образцу средневековых корейских ружей, которые восходили по своей конструкции к аркебузам, завезенным в Китай из Португалии в начале XVI века.

В первой трети XIX в. иностранные наблюдатели, в т.ч. российские, и лучшие представители маньчжурского чиновничества прекрасно понимали военную отсталость Китая, но кроме ряда попыток закупить более современное оружие у португальцев в Макао и у купцов из США, ничего сделано не было. Ход первой опиумной войны 184-42 гг. показал полную неспособность китайской армии и китайского средневекового оружия противостоять даже небольшим экспедиционным силам современной европейской армии. Местами случались даже анекдотические трагедии – англичане эффективно использовали против китайцев пороховые ракеты, изобретенные именно в Китае, а в ответ на английские военные пароходы, китайцами была предпринята попытка создать джонки с такими же гребными колесами, но приводившимися в движение вручную. Естественно такой чудо-корабль стал трофеем британских интервентов.

Вскоре после первого военного столкновения с европейцами в Китае началось тайпинское восстание – грандиозная гражданская война, длившаяся почти 20 лет, унесшая жизни более чем 20 миллионов человек, в ходе которой миллионы человек были мобилизованы в противоборствующие армии. В период тайпинской войны произошла и вторая опиумная война, в ходе которой англо-французский экспедиционный корпус в 1860 г. занял столицу Китая Пекин.

Имперские военачальники, выдвинувшиеся в ходе гражданской войны, прежде всего будущий фактический правитель Китая генерал Ли Хун Чжан, пытались провести модернизацию китайской армии. Для чего стали активно закупать европейское оружие и привлекать для обучения солдат европейских военных специалистов.

Тайпинское восстание вообще стало золотым веком для европейских торговцев оружием в Китае. В Европе тогда полным ходом шло перевооружение армий на нарезные винтовки, и, покупая на распродажах старые кремниевые ружья, они сбывали их сторонам конфликта с наценкой в 1000-1200 %. Продавали в Китай и старые европейские пушки. При этом даже старые европейские кремниевые ружья были эффективнее китайских фитильных аркебуз.

Примечательно, что первые современные нарезные ружья попали в китайскую армию из России в 1861 г.- царское правительство пыталось поддержать Цинскую империю против англичан и французов, для чего направило в Китай партию современного оружия и офицеров в качестве инструкторов.

Здесь будет уместно сравнить положение России и Китая в середине XIX столетия, чтобы яре отметить значение военно-промышленного комплекса для положения государств в мире.

Как это ни покажется странным русскому читателю, но внешнее и внутреннее положение обеих раскинувшихся по соседству огромных континентальных империй, при всём культурном и даже расовом различии, в то время было весьма схоже.

Обе страны – аграрные феодальные государства с патриархальными и традиционными крестьянскими общинами. При чём Китай, где основная масса крестьянского населения была формально свободной, в этом плане выглядел даже более развитым, чем Россия, большинство населения которой в середине XIX столетия всё ещё оставалось крепостным. К тому же Китай был куда богаче и многолюднее. Правда, аграрное перенаселение сыграло с маньчжурским Китаем злую шутку – обе империи были беременны страшным крестьянским бунтом, аграрной революцией, но в Китае по указанной выше причине этот социальный катаклизм разбушевался на пол века раньше.

Обе страны – абсолютные монархии, где далекие от подвластных народов династии правят, опираясь на военно-бюрократическое сословие, и даже разговаривают на ином языке, чем их подданные. Здесь онемеченные и европеизированные Романовы были, по сути, столь же инородны русским крестьянам, как и маньчжурские богдыханы ханьскому народу Китая.

Кстати, Романовы считались номинальными родственниками Ивана Грозного, который по материнской линии, через князей Глинских, был потомком разбитого на Куликовом поле темника Мамая, происходившего из правящего рода племени чжурчжэней, некогда продавших в рабство будущего Чингисхана. Но к ханам чжурчжэней возводил своё происхождение и род Айсинь Гиоро, т.е. семейство Цинских императоров. Так что побитые англо-французами императоры Сяньфэн и Николай I могли бы считать себя не только собратьями по несчастью, но и очень дальними родственниками. Оба императора весьма похоже умерли, морально раздавленные крахом своего миропонимания, сразу после проигранных ими «полицейских войн» - Николай I в 1855 г., Сяньфэн в 1861 г.

Если уж проводить параллели дальше, то русские тайные общества – от декабристов до «Народной воли» - будут во многом похожи на тайные общества Китая, готовившие антицинские заговоры и восстания. А совершавшие теракты против маньчжурской аристократии революционеры Сунь Ятсена будут аналогичны в практике и идеологии русским эсерам, социалистам-революционерам. Впрочем, это уже случится на рубеже XIX и XX веков…

Главное отличие и преимущество романовской России перед цинским Китаем было в одном – наша империя в наследство от реформ Петра I обладала соответствовавшим требованиям нового времени военным и дипломатическим аппаратом. Русские регулярные вооруженные силы, их устройство, включая военную промышленность и военное образование, техника и тактика соответствовали развитому европейскому уровню, а правящая элита страны не была закрыта для изучения передовых достижений и новшеств. Социально-экономическая отсталость России на фоне европейской промышленной революции стала сказываться в военном деле лишь к середине XIX столетия, когда империя Романовых стала объектом аналогичной «полицейской» войны со стороны Англии и Франции.

Прошедшие следом друг за другом в 1854-60 гг. боевые операции Англии и Франции, сильнейших в то время мировых держав, против Китая и России были именно «полицейскими войнами»: британцы и французы стремились поставить на место обе империи – заставить феодальный Китай, самодостаточный и надменный, раскрыться для экономической экспансии их капитала, а феодальную Россию, столь же надменную и самоуверенную, отвадить от вмешательства в их европейские и мировые дела.

Именно техническое отставание России – отсутствие железных дорог, парового флота и массового нарезного оружия – позволило англо-французам атаковать на выбор все морские окраины империи. Ситуация знакомая и по «опиумным» войнам в Китае. Но, в отличие от Китая, заметная техническая отсталость России не превращалась в пропасть, подобную той, что лежала между фитильной аркебузой китайского «восьмизнамённого» солдата, сделанной по раз и навсегда установленному образцу средневековых корейских ружей, которые восходили по своей конструкции к аркебузам, завезенным из Португалии в начале XVI века, и находившейся в руках британского морского пехотинца капсульной нарезной винтовкой системы Минье-Притчетта, созданной и массово внедрённой в 40-е годы XIX века.

По указанным выше внешним и внутренним причинам англо-французы решились наступать на Пекин, но не решились атаковать Петербург несколькими годами ранее. Грозный британский флот свободно оперировал у берегов обеих империй, но десантные операции в России требовали от англо-французской армии на порядок большего напряжения и потерь.

Таким образом, именно «военно-промышленный комплекс» (если такой термин допустимо употребить для XIX века) позволял отсталой феодальной России оставаться среди мировых держав, а отсутствие такого комплекса превращало куда более богатый и многолюдный Китай в объект для колониальной экспансии.

Собственно военная реформа Ли Хун Чжана по времени совпала с военными реформами Милютина в России в эпоху Александра II. Обе феодальные империи попытались создать современные вооруженные силы, способные противостоять лучшим европейским армиям.

Первоначально Китаю удалось добиться заметных успехов. В 70-80-е гг. XIX в. был создан ряд пароходных верфей и крупных арсеналов, производивших ружья и пушки, в т.ч. арсенал в маньчжурском Мукдене (ныне Шэньяне) – Шэньян и ныне является одним из крупнейших промышленных центров Китая по производству обычных вооружений.

Ценой очень крупных затрат Китай приобрёл в Англии и Германии целый ряд самых современных броненосных линкоров и крейсеров. Так что к середине 80-х гг. XIX в. Китай, впрочем не надолго, стал сильнейшей военно-морской державой в тихоокеанском регионе. А богато оплаченные китайские военные заказы заметно поспособствовали быстрому росту военной промышленности в Германии (этому, правда, способствовали и не менее богатые русские заказы).

Хотя основная часть сухопутной китайской армии всё ещё оставалась крайне отсталой, эти военные реформы Ли Хунчжана позволили Китайской империи даже выиграть «холодную войну» у Российской империи из-за ряда спорных территорий в Синьцзяне (т.н. «Заилийский край»). 20 июля 1886 г. на рейде Владивостока впервые бросила якоря большая китайская военная эскадра, среди которых выделялись два новейших мощных броненосца. Преимущество силы было налицо, т.к. Россия в тот момент фактически не имела тихоокеанского флота. В итоге Российской империи пришлось подписать договор о невмешательстве в дела Китая в Корее и пойти на территориальные уступки Китаю в Средней Азии. Именно в этот момент в российском обществе впервые появилось восприятие Китая как слишком большого и оттого потенциально опасного соседа.

В 1889 г. визит во Владивосток нанесли три новейших китайских бронированных крейсера, которые в наглую провели промеры акватории порта, намекнув России, что Китай хорошо помнит о своём недавнем суверенитете над Приморьем, и Амурским краем.

Возможную русско-китайскую конфронтацию остановила японо-китайская война, в ходе которой японцам удалось полностью разгромить китайский флот. Точно так же через десятилетие японцы разгромят русский флот и нанесут поражение русской сухопутной армии. Здесь надо отметить, что японцы показали пример одной из наиболее быстрых и успешных военных реформ в истории человечества (сопоставимой лишь с военной индустриализацией в сталинском СССР).

После разгрома в войне с Японией 1894-95 гг. деморализованная и до конца нереформированная сухопутная китайская армия потерпела поражение в ходе т.н. «боксёрского восстания», когда в 1901 г. объединенная экспедиционная армия Англии, Франции, Германии, России и Японии захватили Пекин. Парадом победителей в оккупированном Пекине на знаменитой площади Тяньаньмынь командовал русский генерал-лейтенант Линевич.

Однако, после 1905 г. Китай, в лице его фактического правителя генерала Юань Шикая, начал проведение новой амбициозной военной реформы, которая предусматривала создание к 1920 году значительного военно-морского флота, в т.ч. подводного, и 600-тысячной современной сухопутной армии, а также введение в Китае всеобщей воинской повинности. Оружие и военную технику планировалось производить в китайских арсеналах по европейским образцам, а наиболее сложные и современные образцы закупать в Германии и США. Образцом для реформирования и основным источником военных инструкторов и технологий служила победоносная японская армия.
Российские военные специалисты внимательно наблюдали за китайской военной программой и оценивали её достаточно высоко.

Однако, свергнувшая маньчжурских монархов Синьхайская революция 1911 г., Первая мировая война и смерть диктатора Юань Шикая, так и не сумевшего стать основателем новой императорской династии, не дали завершить военную реформу. И дивизии новой китайской армии, фактически, стали дружинами и личными армиями китайских генералов, раздробивших Китай на отдельные почти феодальные владения.

Эта «феодальная раздробленность» и нескончаемые в 20-е гг. ХХ века междоусобные войны генеральских коалиций способствовали численному росту китайской армии (до 2 миллионов) и большим закупкам оружия за рубежом. Отдельными наиболее могущественными генералами закупались в т.ч. самые современные виды вооружения – танки и авиация. Заметную роль играли иностранные военные специалисты, прежде всего русские – как белые эмигранты, которых было крайне много в Китае, так и советские военные специалисты, присланные в Китай правительством СССР.

В 1924 г. на юге Китая в Кантоне при помощи советских инструкторов была создана военная школа Вампу, фактически ставшая колыбелью для современных армий Китайской республики на Тайване и коммунистической Китайской Народной Республики. Начальником школы был будущий диктатор Китая и создатель нынешнего Тайваня генерал Чан Кайши, его заместителем стал один из основателей Компартии Китая и будущий премьер-министр КНР Чжоу Эньлай.

Первые советские истребители Р-1, с которых собственно и началась советская авиапромышленной, проходили первые боевые испытания именно в небе Китая в 20-е годы, а новые китайские миномёты (созданные по французским экспериментальным образцам), захваченные в 1929 г. в ходе конфликта на КВЖД, стали отправной точкой для создания миномётного производства в нашей стране, которое долгое время считалось лучшим в мире.

Всю первую половину ХХ века Китай оставался одним из крупнейших импортёров оружия, военной техники, военных припасов и военных специалистов. Собственная военная промышленность производила лишь стрелковое и артиллерийское вооружение и боеприпасы к ним по европейским и японским аналогам, и то в количестве, явно не удовлетворявшем нужды больших китайских армий. А качество произведенного оружия заметно уступало исходным образцам.

До 1927 г., когда произошел разрыв и вооруженных конфликт китайских коммунистов (КПК) и китайских националистов (Гоминьдан), основную массу военных инструкторов в Китае составляли русские военспецы, после 1927 г. и до начала новой японо-китайской войны в 1937 г. среди военных инструкторов преобладали немецкие военные.

Правда, именно в Китае в ходе новой японо-китайской войны в 1937-38 гг. была проведена первая в мире централизованная эвакуация военной промышленности из захватываемых японцами приморских провинций в глубь китайского континента. Под руководством гоминьдановского министра экономики, ученого экономиста и, кстати, убежденного сторонника плановой экономики Вэнь Вэньхао было эвакуировано 80% оборудования китайских арсеналов – 400 предприятий и свыше 200 тыс. тонн оборудования. Вся эвакуация производилась, фактически, в ручную. Опыт этой эвакуации был внимательно изучен советскими военным советниками, находившимися тогда в Китае, и с куда большим размахом и большей организованностью применён в 1941 г. в СССР в ходе Великой Отечественной войны.

В годы японо-китайской войны 1936-45 гг., бывшей частью Второй мировой, китайский ВПК находился в весьма плачевном состоянии – по статистике китайская военная промышленность производила в месяц по 4 патрона на каждого солдата китайской армии. Поэтому основным источником вооружения и военной техники (ВВТ) для Китая были иностранные поставки – до 1942 г.из СССР, с 1942 г. из США.

СССР поставил Китаю 1285 самолетов, 1850 автомашин,1600 пушек, 2 млн снарядов, 82 танка, 14000 ручных, станковых и зенитных пулеметов, 110 тыс винтовок, 150 млн боеприпасов. При этом поставки, в силу отсутствия железнодорожного и морского сообщения, перекрытых японцами, производились очень трудоемкий путём через 3000-километровый Синьцзянский тракт.

США с 1942 г. поставили в Китай огромное количество военных припасов и вооружение для более чем 30 дивизий. В силу тех же причин поставки в основном производились воздушным транспортом из Индии через отроги тибетских Гималаев.

После 1945 г., когда в Китае началась новая гражданская война между националистами и коммунистами (Гоминьданом и КПК, Чан Кайши и Мао Цзэдуном) США оказывали помощь оружием Гоминьдану, а СССР коммунистам. Советский Союз передал китайской Красной Армии всё вооружение японской армии, захваченной в Маньчжурии - только в октябре-ноябре 1945 г. китайским коммунистам были переданы 861 самолет, 686 танков, 4300 орудий и минометов, 13 тысяч пулеметов, корабли Сунгарийской военной флотилии. В Маньчжурии, где ранее на базе китайских арсеналов японцами за годы оккупации была создана достаточно развитая военная промышленность, при помощи советских военных специалистов была воссоздана промышленная база по производству военной техники и вооружений.

Военспецы из США тем временем вооружили и подготовили 45 дивизий Гоминьдана. В ходе гражданской войны 1946-49 гг., в которой участвовали миллионные армии, коммунисты одержали победу и полностью захватили континентальный Китай. Остатки Гоминьдана бежали и закрепились на Тайване, который коммунисты не могли захватить в силу отсутствия у них военно-морского флота. Осенью 1949 г. в Пекине было провозглашено создание Китайской Народной Республики. Уже в 1950 г. китайские коммунисты вернули в состав Китая Тибет и Синьцзянь.

Войска Компартии Китая имели большой опыт партизанской войны, но не имели ни численного, ни технического превосходства над своим противником. Одной из причин их побед стало наличие в войсках не только опытных «полевых командиров», но и толковых «полевых менеджеров» - именно так можно назвать политкомиссаров КПК в китайских красных отрядах, в задачу которых входила не только политическая пропаганда, но в первую очередь организация жизни и хозяйства на территориях контролируемых красными партизанами и регулярными частями. За долгие годы гражданских войн и войны с японскими оккупантами эти «полевые менеджеры» накопили большой опыт эффективной деятельности такого рода, при чём в очень жестких условиях при крайней скудности ресурсов. К тому же они, фанатики коммунистической идеологии, в отличие от разложившихся госчиновников Гоминьдана, имели фактически нулевой уровень коррупции. Именно эти люди сыграют решающую роль в создании Военно-промышленного комплекса Китая. В их числе и будущий глава Китая, «отец китайских реформ» Дэн Сяопин, тогда политкомиссар 2-й полевой армии Народно-освободительной армии Китая (НОАК, так китайская Красная Армия официально именуется с 1946 г.).


7. ИТОГИ


ВПК КНР с момента своего создания в середине ХХ века прошел сложный путь развития.

В XIX век Китай вступил с абсолютно средневековой армией и военной техникой. До 1949 г. Китай, фактически, не имел современной военной промышленности – попытки её создания во 2-й половине XIX века и 1-й половине ХХ-го заканчивались крахом в силу внутренней социальной нестабильности Китая.

Созданный при помощи СССР после 1949 г. ВПК КНР до начала 80-х гг. развивался по советским «лекалам», но, естественно «с китайской спецификой». При этом ВПК КНР развивался и работал на большую ядерную войну.

До начала 60-х гг. ВПК КНР развивался при активной помощи СССР, с начала 60-гг. и до середины 70-х – в условиях «холодной войны» КНР против всех. Тем не менее, в этот период были достигнуты заметные успехи – на основе «советских» заделов созданы ракетно-ядерное оружие и космическая отрасль.

С конца 70-х гг. начался период 10-летнего военно-технического сотрудничества со странами Запада. Но в этот период Китай не обладал ни достаточным технологическим развитием, чтобы скопировать самые современные образцы западных технологий, ни достаточной финансовой прочностью, чтобы позволить себе масштабные закупки дорогого современного оружия на Западе. Тем не менее, в этот период Китай обладает наиболее развитым ВПК среди всех стран «третьего мира».

С начала 80-х гг. ВПК КНР развивается в условиях рыночных реформ, при отказе от концепции «большой ядерной войны». Начинается конверсия ВПК с одновременной попыткой повышения его технологического уровня.

С начала 90-х гг. ВПК КНР пытается наверстать техническое отставание путем массированного приобретения ВВТ в странах бывшего СССР, прежде всего в РФ. Одновременно это период наибольшей коммерциализации НОАК.

К рубежу XX и XXI веков в КНР уже заметны плоды рыночных реформ в области промышленного развития, что позволяет ВПК КНР резко повысить свой технологический уровень, равно как и технологический уровень закупаемого ВВТ.

1-е десятилетие XXI века идёт под знаком стремительного роста экономического потенциала КНР и его ВПК. К исходу десятилетия ВПК КНР, фактически, исчерпал потенциал сотрудничества с ВПК РФ, «высосав» из него и освоив большинство доступных для внешней торговли технологий. Перед ВПК КНР встал вопрос освоения самых современных «информационных» технологий.

8. ВЫВОДЫ


В настоящее время КНР обладает крупнейшими по численности вооруженными силами и крупнейшим в мире человеческими ресурсами, занятыми в области ВПК. Достаточно высок, в мировых масштабах, и уровень расходов КНР на оборону и военную промышленность.

По уровню владения критическими военными технологиями КНР уверенно занимает 5 место в мире, после США, Японии, ЕС и РФ.

КНР давно является ядерной державой, настойчиво развивающей свой ракетно-ядерный потенциал. Китай обладает баллистическими ракетами, технологиями производства атомных подводных ракетоносцев, вплотную подошел к строительству атомных авианосцев.

Китай является космической державой, запустившей человека в космос, а совсем недавно осуществивший и выход космонавта в открытый космос.

КНР одновременно является и одним из крупнейших импортёров и одним из крупнейших экспортёров вооружения, военной техники и военных технологий. Причём экспорт оружия очень напорист, а добыча новейших военных технологий активно ведётся и «неконвенциональными» методами.

За последние десятилетия Китаем создан достаточный промышленный, научный и финансовый базис для дальнейшего военного развития.

Важно, что высшее руководство КНР считает развитие военной мощи одним из основных приоритетов и чётко осознаёт перспективы развития военной науки и военных технологий в мире.

Как заметил один из американских экспертов в 2002 году: «Уровень китайской армии всё ещё невысок. Однако она демонстрирует феноменальный прогресс, его скорость - самая большая в мире».

За последние годы с момента этой оценки данный «феноменальный» прогресс не прекращался.

В настоящий момент Китай является единственной страной мира, которая фактически официально декларировала стремление достичь к середине века военно-технологического паритета с сильнейшей державой на планете, с США.

Эти условия и эти цели будут определять развитие ВПК КНР в ближайшие десятилетия.
А в ближайшие годы будет весьма интересно понаблюдать за положением китайского ВПК в условиях мирового экономического кризиса.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments